Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Il Bastardo

(no subject)

Когда Линь Лэй странствовал по царству Чжэн, на базаре одного города он встретил Лао-цзы за прилавком торговца. Приблизившись, Линь Лэй со всем почтением поинтересовался... А, ладно!
* * *

Линь Лэй прошелся вдоль рядов еще раз. Эта знакомая еще по императорским временам плотная фигура, сгорбленные плечи, морщинистый лоб -- сомнений не было, там, за угловым столом, стоял сам Лао-цзы. Линь Лэй подошел к соседнему прилавку, где приземистая толстощекая торговка насыпала гору зеленых яблок и считая работу выполненной теперь сидела и пялилась в небо, и сделал вид, будто приглядывается к ее товару. Яблоки были неспелыми, это было видно с первого взгляда, но он все перебирал и крутил их в руках, то и дело бросая косые взгляды на стол Лао-цзы. Ему было безумно интересно, что же продает старый учитель. Наконец поняв, что отсюда он ничего не увидит, Линь Лэй бросил яблоко на прилавок и сопровождаемый неприязненным взглядом торговки, отправился к соседнему столику.
- Здравствуйте, уважаемый учитель, - поклонился он, - Какая приятная неожиданность, встретить вас здесь.
- Привет, Линь, - кивнул Лао-цзы, - Что, не смог разглядеть, чем я торгую?
Линь Лэй вздохнул. Иногда иметь дело с учителем было нелегко. Иногда?
- Гляди, - не дожидаясь ответа, Лао-цзы вынул из-под стола и поставил перед собой небольшую лакированную шкатулку.
Линь Лэй снова поклонился и осторожно ее открыл. Она была пуста. На секунду у него мелькнула мысль, что он стал персонажем какого-то коана и сейчас с ним либо случиться просветление, либо его огреют палкой, но он торопливо отогнал ее, закрыл шкатулку и подвинул ее обратно к Лао-цзы.
- Красивая работа, - кивнул он, - Добротная лакировка. И что, хорошо берут?
- Вот сейчас самое время для палки, - добродушно пропыхтел Лао-цзы, - Я не продаю шкатулки, ротозей! Я продаю то, что внутри.
- Пустоту? - на всякий случай глубокомысленно уточнил Линь Лэй.
- Дао! - хлопнул ладонью по столу Лао-цзы, - Я продаю дао!
Линь Лэй озадачился.
- Что-то я не заметил внутри никакого дао, - неуверенно возразил он.
- Ба! - развел руками Лао-цзы, - Да не думаешь же ты, будто я какой мелкий жулик и продаю фальшивое дао? Нет, истинное, самое что ни на есть истинное, которое, как сказал я, увидеть нельзя.
- А продать можно?
- Ну ясное дело
- Но ведь как сказал Лао-цзы, - начал Линь Лэй, - Истинному дао нельзя научиться...
- Научиться! - поднял палец Лао-цзы, - Научиться нельзя, факт. А про купить я ничего не говорил.
Линь Лэй озадачился еще больше и принялся вспоминать текст "Дао Дэ Цзын". По всему выходило, что старик прав.
- Но не будет ли купленное дао несколько... - Линь Лэй пошевелил пальцами в воздухе, подбирая слова повежливее, - Менее истинным, нежели познанное самостоятельно?
- Время для короткого коана, - подтянул пояс Лао-цзы, - Посмотри налево.
Линь Лэй подчинился и наткнулся на мрачный взгляд торговки яблоками.
- Что ты видишь? - поинтересовался Лао-цзы.
- Неприятности, - с готовностью ответил Линь Лэй, - Которых следует избегать.
- Да нет, - нахмурился Лао-цзы, - Яблоки! Ты видишь яблоки. Предположим, ты хочешь яблоко.
- Такое зеленое?! Ни в жизнь!
- Завидую я буддийским учителям, - вздохнул Лао-цзы, - У них-то палка всегда под рукой. Я сказал предположим! У тебя есть три пути. Первый, ты идешь в садоводы, долго и мучительно выращиваешь яблони и наконец собираешь урожай. Это традиционный способ, скучный и долгий. Второй, ты забираешься в чужой сад через заднюю калитку, рвешь, что тебе заблагорассудится и надеешься, что тебя не застукают.
- А с дао так тоже можно? - заинтересовался Линь Лэй.
- Можно, - отмахнулся Лао-цзы, - Но не советую, цены на опиум в прошлом месяце опять подскочили. Да, и третий. Ты идешь на базар и покупаешь, что тебе надо. У меня.
Линь Лэй задумался. От слов Лао-цзы, как обычно, у него осталось ощущение, будто его только что потянули за нос, щелкнули по лбу и небрежно обвели вокруг пальца. Либо сказанное Лао-цзы было очень глубоко, либо представляло из себя полную бессмыслицу и выбор того, какой из вариантов считать правильным, как, в сущности и со всем учением Лао-цзы, опять свелся к вопросу личной веры. Линь Лэй вздохнул. Свой выбор он сделал давно и не было повода менять его сейчас.
- Учитель, - сказал он, - Могу ли я купить у вас немного дао?
- Вот теперь ты говоришь дело, - хищно ухмыльнулся Лао-цзы, - Тебе сколько?
- Зависит, - достал связку денег Линь Лэй, - От того, почем вы его продаете.
- Убери свои звенелки, - нахмурился Лао-цзы, - Не думаешь же ты, что за них можно купить настоящее, истинное дао?
У Линь Лэя неприятно заныло в животе. Вот так каждый раз при встрече с Лао-цзы, как только кажется, что самое трудное уже позади, он немедленно устраивает новую заковырку.
- А за что же, учитель, - слабым голосом поинтересовался Линь Лэй, - Можно купить истинное дао?
- За истинные деньги, ясное дело, - фыркнул тот.
- А что такое "истинные деньги".
- Время для коана, - хлопнул в ладоши Лао-цзы.
- Учитель! - взмолился Линь Лэй.
- Эх, - вздохнул Лао-цзы, - И этот человек будет одним из моих лучших последователей. Ладно. Закрой глаза. Протяни руку. Представь самое ценное, что у тебя есть. Теперь представь, что ты это продал. И деньги за это у тебя в этой самой руке. Представил?
- Представил, - неуверенно кивнул Линь Лэй.
- Молодец. Теперь давай эти деньги сюда.
Линь Лэй протянул пустую руку. Лао-цзы быстро открыл шкатулку, сделал вид, будто что-то оттуда подхватил и протянул ладонь Линь Лэю. Линь Лэй открыл глаза и уставился сначала на свою ладонь, потом на ладонь Лао-цзы. "И это все?" с облегчением и некоторым разочарованием подумал он.
- А теперь подумай, - быстро наклонившись к его уху прошептал Лао-цзы, - Что посреди оживленного базара в одном из городов царства Чжэн, два взрослых, неглупых человека меняют пустоту на пустоту.
"Ах ты-ж! - подумал Линь Лэй, - Все-таки коан..."

* * *
... И услышав слова Лао-цзы Линь Лэй немедленно достиг просветления.
Il Bastardo

Фа. Unbalance.


Как не сказал Конфуций: чертовски трудно изменить себя в черной комнате, особенно, когда не знаешь, что, собственно, нужно менять. Взглянуть на себя со стороны никак не получается — куда не пойди, ты уже там, а взлететь, чтобы окинуть взглядом сверху, не пускает гравитация. Чувствую, как между мной сегодняшним и мной завтрашним стоит сэр Исаак Ньютон и жует яблоко.

***

Вдруг оказалось, что "зайчик" вцепилось в лексикон бультерьерской хваткой. Слежу за собой, тщательно подбираю слова, но вот на перекрестке зеленый сменяет красный, а окружающие водители высказывают все признаки желания остаться здесь на зимовку и я, не сдержавшись, злобно шиплю: "Зайчики!". Мгновенно поймав себя на проступке поправляюсь на ласковое: "Ка-азлы..."

***

"На дебатах в Кейптауне, - снова пишет мне сэр Артур Конан-Дойль, - В тот же день министр внутренних дел, по происхождению африканер, признал, что с государственной железной дороги за границей исчезло ни много ни мало 404 грузовых вагона."

Четыреста четыре! Как же я все-таки люблю, когда сквозь беспорядочные лоскутья реальностей нет-нет, да и проглянет серебрянная нить случайности, что сшивает quilt-жизнь воедино. На секунду кажется, что во всем в этом, проклятье, все же есть какой-то смысл.

***

Проезжаю мимо крематория и вдруг понимаю, что у него, вопреки утверждениям Григоряна, нет труб, но зато рядом, во дворе, стоит мачта релейки. Новые времена, новые веяния — теперь души покойных отпускают прямиком в Интернет.
Il Bastardo

Лао Цзы и ангел Семен Борисович

Лао Цзы сказал: Путешествие в тысячу шагов начинается с одного шага.
С другой стороны, - возразил ему один ангел, Семен Борисович, - Путешествие в три шага можно уложить и в один прыжок.

Лао Цзы сказал: Истинный путешественник не имеет плана или желания достичь цели.
Сидящий дома, - хмыкнул ангел Семен Борисович, - Уже на месте.

Лао Цзы сказал: Дай человеку рыбу, дашь ему еду на день. Научи человека рыбачить, дашь ему еду на всю жизнь.
Оставишь человека в покое, - подхватил ангел Семен Борисович, - Глядишь, он и до земледелия додумается.

Лао Цзы сказал: Знающий не говорит, говорящий не знает.
А молчащего, пока он помалкивает, вообще хрен разберешь, - согласился один ангел Семен Борисович.
Il Bastardo

Убей пелопонессца, спаси Афины.

- Суки, - Сократ с тоской посмотрел на закат.
- Ага, - кивнул Платон, - Суки и есть. Держи.
Сократ осторожно принял чашу и брезгливо понюхал ее содержимое.
- Цикута?
- Она самая, - подтвердил Платон, - Ты давай сразу, одним глотком. Она, зараза, говорят горькая.
- Слушай, - Сократ укоризненно посмотрел на друга, - Ну ты то понимаешь, что я имел в виду совсем другое?
- Я то понимаю, - кивнул Платон, - Я то как раз очень даже понимаю. Я тебе даже больше скажу, среди судей тоже не все дураки сидят, разбираются, что к чему.
- Ну так какого тогда черта?! - Сократ решительно отвел руку с чашей в сторону, - Платон, ты мне друг?
- Друг, конечно.
- Ну так может ты с ними еще раз поговоришь? Откроешь им глаза на, так сказать, истинную цену истины? Прости за пошлый каламбур. Ты же знаешь...
- Я думаю, - поднял руку Платон, - Что я не знаю, чего я там знаю. Но что я знаю, так это то, что ты выступил с призывом "Убей пелопонессца, спаси Афины." А в наше трудное время...
- Ну это же иносказательно! Символически! Чего спьяну, на симпозиуме, не ляпнешь!
- ... И отказался брать свои слова обратно.
- Ну откуда я знал, что эти идиоты не пожелают цивилизованно дискутировать?! Всякому разумному человеку понятно, что "пелопонессец", в данном контексте, это не национальность, а ...
- Стоп, стоп, стоп! - перебил Платон, - Дискуссии ему. Ты соглашение об афинском гражданстве читал?
- Ну... Просматривал.
- Подписывал?
- Ясное дело подписывал. Как бы я еще в Афинах регистрацию получил?
- Ну так чего ты теперь орешь? Соглашение ты нарушил, с судом разругался. Пей давай уже, люди ждут.
- То есть, - вздохнул Сократ, - Без вариантов?
- Какие в жопу тебе еще варианты? Здесь, дружок, Афины, а в афинах по-афински. Не нравится, вон Аргос через залив.
- Кому нахрен, я в том Аргосе сдался, - мрачно буркнул Сократ и поднес чашу к губам. - Ну, если всего в жизни не попробуешь, то и жить незачем. Твое здоровье!
Il Bastardo

игры подсознания

Под утро приснилась притча:

"Ученик спросил Лао Цзы, что такое свобода?"

"У одного бармена", ответил тот - "Была клетка с соловьем. Однажды подвыпивший русский решил освободить птицу. Он открыл дверцу клетки, но соловей не хотел вылетать. Тогда русский схватил его, придушил и бросил в небо. И тот полетел. Правда недалеко."

"Почему, учитель?"

"Потому что мудак этот русский!"

"А свобода?"

"А свобода..."

И тут я проснулся...
  • Current Music
    tenshi na konamaiki op - grand blue