Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

Il Bastardo

Садовая Лейка и Малиновый Щербет

Садовая лейка слишком задирала нос. Да, да, и не спорьте. Она слишком задирала нос и вообще была воображала. Не удивительно, что никто не хотел с ней водиться. Сервизные чашки шушукались об её делах, а Кремовый торт громко объявил ей бойкот.
- Ах, да замолчите вы все, - с досадой проснулась Лейка, - Как вы мне надоели. Да, я встречаюсь с Малиновым Щербетом, но вам то какое дело. А с вами, уважаемый, я бы и за все взбитые сливки мира сама не стала разговаривать.
Торт совсем обиделся и находиться с ним в одной комнате положительно стало невозможно. Чашки бежали от запаха шоколада в другую комнату, а стадо Венских стульев с храпом и топотом ускакало в соседнюю рощу. Лишь старый паук Ниса остался висеть на стене, между маской африканского воина и дырой в обоях. Он, бедняга, был глуховат и всё происходящее ускользнуло от его внимания.
- Чем это пахнет? - пробурчал он сквозь дрёму, - Не иначе как ананасом.
Паук Ниса никогда в жизни не видел ананасов и поэтому считал себя по ним большим специалистом.
- Розовым, - совсем уже неразборчиво продолжил он, - Розовые самые ранние. Нужно снять...
И он опять заснул.
- Ах, - вздохнула Лейка и отправилась наряжаться для встречи с Щербетом. Тот был известный щеголь и к тому же обещал покатать её на своем новом мотороллере, а это что-то да и значит. Садовая лейка еще выше задрала нос и принялась накручивать папильотки. В комнату одна за другой стали заглядывать чашки. Нет, они вовсе не собирались обращать внимания на какую-то там лейку, но им было любопытно, как нужно правильно накручивать папильотки. Они смотрели за пируэтами лейки широко раскрытыми глазами и всё мотали на ус. Наконец виновница суматохи закончила собираться и отправилась на крыльцо, поджидать кавалера. Чашки вернулись в сервант, ведь им так много нужно было обсудить.
- А я всё равно, - упрямо бурчал Кремовый Торт, - Не буду с ней разговаривать. Хоть ты мне что говори.
Но никто ему ничего и не говорил. За окном раздался гром и стало темнеть.
- Ах, - торжествующе воскликнули Чашки, - Дождь. Какая прелесть. Щербет не приедет, ведь его мотороллер совсем-совсем без крыши. Ах, какая прелесть!
Но Садовая лейка упрямо сидела на крыльце и ждала обожателя, ведь не могли все её труды пропасть напрасно. Наконец совсем стемнело и хлынул ливень.
- Он не придёт, не придёт, - щебетали чашки, а Торт надулся и снова запах.
Лейка не обращала на них внимания. Она упрямо вглядывалась в конец улицы, туда, где в дымке дождя терялся свет фонарей. И вот наконец она дождалась - мокрый и сияющий, прыгая по лужам во весь мотороллерный опор, к ней несся долгожданный Малиновый Щербет.
Il Bastardo

(no subject)

Совсем недавно, в прошлую пятницу, жил был цыпленок.
Пока он был маленький, то смотрел на мир широко раскрытыми глазами и только иногда восхищенно попискивал. Мир был бесконечной чередой непознаваемых событий, а сам себе он виделся мелкой песчинкой на пляже вечности.
Прошло время и настала пора юношеского максимализма и поиска ответов на вечные вопросы - что было вначале, яйцо или курица, вечна ли любовь и как избавиться от прыщей. На все остальные вопросы ответы у цыпленка уже были, мир оказался устроен примитивно и было совершенно непонятно, почему эти взрослые вечно все усложняют. Себе цыпленок казался умудренным и всезнающим сторожем паркового пруда, снисходительно наблюдающем за играми мальков на мелководье.
Прошло еще немного времени. Цыпленок нашел ответы и на вечные вопросы, (кроме прыщей, разумеется), но зато обнаружил, что мир устроен вовсе не так просто, как казалось. Он влюбился, разочаровался, зарекся влюбляться и снова влюбился. Механика мира оказалась неясна - колесиков было слишком много и некоторые из них крутились в неправильную сторону. Свое недавнее всезнание он вспоминал с добродушной усмешкой и воображал себя дежурным по водоколлектору, осторожно исследующим непонятный и сложный шлюзовый механизм.
Прошло время. Цыпленок возмужал, разобрался в сцеплениях нужных колесиков и перестал думать о ненужных. Ответы на вечные вопросы оказались неверны, но его это не волновало. Мир снова стал непознаваем, но он и не стремился его познать. Себя предыдущего он вспоминать не любил, а казался себе... Никем он себе не казался, он просто не думал об этом.
Шло время. Наступило то, что в книгах называли "кризис середины жизни". Цыпленок знал, что он придет и знал, что ничего с этим поделать не сможет. Его снова стали волновать вечные вопросы, он снова захотел представить себя кем-то. Он стал разбираться в хитросплетениях устройства мира и как ни странно, мало-по-малу мир стал приоткрывать свои тайны. Что-то он до этого понимал неправильно, что-то оказалось нелогичным, что-то исскуственным. Цыпленок представлял себя чудаком, вычерпывающим море наперстком и вдуг обнаружившим, что море мелеет.
И наступил день, когда цыпленок познал все. Он увидел границы мира, он понял работу механизма, этим миром управляющего. Он отрешенно смотрел на то, как его действия приводят именно к тому результату, который он ожидал. И ему стало скучно. Смертельно скучно.
Он хотел забыть, но не мог. Он хотел уснуть, но во сне не было успокоения. Он хотел умереть, но умирать было скучно.
И тогда он потянулся к самой границе мира и ударил, ломая его тонкую механику, ударил со всех сил - раз, другой, третий.
И скорлупа раскололась.
  • Current Music
    The Delgados - The Light Before We Land
Il Bastardo

своя мерка

Времена меняются, Малая Арнаутская стала мала, нынче все и всё делают в Китае. В том числе и серьезные железячные фирмы, вроде Cisco или Lucent. Китайцы, впрочем, тоже не дураки. Согласно заветам председателя Мао во дворике каждого дома стоит маленькая доменная печь производящая условное железо, которое идет на изготовление условных корпусов. В них суют готовую начинку, благо конвееры производящие ее находятся здесь же, за углом, и хлоп! - готов маршрутизатор "Хуанвэй", что в переводе на русский означает "скверная дорога" или там файрволл "Великая стена".


Кстати, названия оборудования в разных культурных традициях есть тема для отдельных размышлений. Если, например, Россия возмется делать коммуникационку, то народятся маршрутизатор "Иван Сусанин" и файрволл "Змей Горыныч". С другой стороны Израилю никуда не деться от бренда "Моисей".


Стоимость же делаемых в Китае железок, при той же функциональности, гораздо меньше их именитых прототипов. Поэтому заключить с китайцами контракт нашей (тогда еще нашей) делегации было крайне важно. Открывались головокружительные перспективы захвата рынка во всем Казахстане, мнились государственные награды и немерянные прибыли. Переговоры шли на высочайшем уровне, под неторопливый шелест палочек и здравницы за здоровье вождей дао-социализма. Наконец разговор зашел за реальные цифры. "А какой у вас рынок?" - спросили экономически подкованные китайцы. "На продажу какого количества оборудования мы можем рассчитывать?" Наши принялись выкрикивать цифры, повышая ставку при виде вытягивающихся лиц оппонентов. "Ну хоть сколько у вас пользователей интернета?" - отчаялись установить истину те. Наши пошушукались, вспомнили программу 2030, скрестили пальцы и гордо выдали - "16 миллионов!" "Это получается, треть Сычуаньской области.." - разочарованно протянули китайцы. "Нее.. Мы по мелочи не работаем."
Il Bastardo

о снах

Снилось, что понесло меня за каким-то бесом ночью на балкон. И уронил я с этого балкона, с пятого этажа свой фотоаппарат. Жалко стало, мыльница конечно, но не простая же мыльница, навороченная. И недолго думая сиганул я за ней с балкона. С пятого этажа. Приземлился, мягко так приземлился, как со стула спрыгнул. Подобрал ее - ни царапины. Ну, натурально домой идти надо, а ключ я, когда прыгал, прихватить забыл. Ночь, будить никого не хочется. И подумалось, что раз я умею с пятых этажей сигать, то сквозь дверь пройти мне, плевое дело. Попробовал. Нет, но плевое, чувствуется некое напряжение. Но не столь сильное, чтобы не пройти. Дверь при этом даже не сломалась.
Главное в таких снах - чтобы утром с ними реальность спросоня не перепутать.
  • Current Music
    Mushroomhead - Before I Die