Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Il Bastardo

Поаккуратнее с фарфором!

Проблема в том, что оно все-таки бумкнуло, понимаете? Тогда, в шестьдесят втором. Куба, ракеты под пальмами, шестой тихоакеанский идет к непокорному острову — вы никогда не задумывались, чего это вдруг наш Президент и господин Хрустчёв решили вдруг поболтать по-душам? Так вот они не вздумали. Черт его знает, у кого первого не выдержали нервы, но через сорок восемь часов после столкновения русских с авианосцем «Эссекс», мы сидели глубоко под землей и дело у нас было скверно. Сейчас-то, конечно, все бы уже смотрелось по-другому, сейчас-то мы и не такое видели в фильмах, читали в книгах и вообще жизнь стала куда щетинистее, но тогда это было как если бы кто-то взял и вывалил мусорный бак на рождественский стол. Мы просто не могли поверить, что это на самом деле произошло с нами. Нет, конечно у нас были планы на этот случай, что и как начинать восстанавливать в первую очередь, но планы эти были написаны до, когда никто не мог предположить, что единственное, что можно будет делать после это сидеть, смотреть в стену и стараться не думать. Потому что восстанавливать незачем, некому и не для кого. Да, наверняка по всей Америке, так же как и мы, сидели по большим рабочим бункерам и по крохотным домашним бункерам выжившие, но что толку? Выжившие не живут, они выживают. На сорок девятом часу Президент собрал ученых, всех нас троих, в красной зале и произнес пламенную речь, суть которой сводилась к короткой сентенции "Вы сотворили, сукины дети, вы и расхлебывайте." Не шибко честно, признаться, сформулировано, но армия и ее штурмовая винтовка все еще оставалась в его подчинении, так что мы проглотили возражения и пошли. Расхлебывать.
Collapse )
Il Bastardo

(no subject)

Бледный Президент нервно поправил галстук, кивнул первому помошнику и шагнул к дверям. Представитель захватчиков сидел небрежно развалившись в кресле и с плохо скрываемой скукой изучал рисунок на обоях. Завидев вошедших он радостно улыбнулся и встал.
- Господин посол... - начал Президент, но гость бесцеремонно перебил его.
- Мистер Шварцениггер... - начал он.
- Неггер, - поправил Президент и уселся в кресло напротив.
- Мистер Шварценеггер, - кивнул тот и тоже сел, - Я хотел бы сразу разъяснить некоторое недопонимание, которое возникло между нашими цивилизациями. Мы вовсе не захватчики.
- Нет? - поднял бровь Президент, - Дайте-ка вспомнить. Тридцать два портала по всему миру, двадцатимиллионная армия, вы ведь не будете отрицать явный армейский профиль ваших, хм... контактеров, защита, которую не берет даже ядерное оружие...
- Тут вы переборщили, - снова улыбнулся посол, - Не не беспокойтесь, мы вычистим радиационное загрязнение и даже отстроим Бруклин заново.
- ... И оружие превосходящее наше в разы, которым вы, должен заметить, не замедлили воспользоваться.
- Сержант командовавший моим эскортом, -- тот, который вы назвали армией, -- проявил излишнее рвение - поморщился посол, - Я приношу свои извинения и заверяю, что мы компенсируем ущерб семьям погибших. Но вы тоже должны понимать: бедняга служит с начала вторжения къхрыкхов, война идет уже пятую сотню лет, мы проигрываем, нервы у всех напряжены...
- Хры... как?
- Къхрыкхи. Жуткие создания, совершенно нецивилизованны, но при этом обладают крайне развитой техникой, по крайней мере, в области вооружений. Напали на нас без объявления войны пять сотен лет назад и мы, вынужден признать, мало по-малу проигрываем конфликт. Поэтому я, собственно и здесь. Господин Президент, мы бы хотели попросить у Земли военной помощи.
- Что? - переспросил Президент, - Военной помощи? После того, как ваш "эскорт" практически уничтожил наши вооруженные силы?
- Ах нет, - отмахнулся посол, - Ну при чем здесь ваши вооруженные силы? Мы бы хотели заручиться поддержкой ваших супер-героев. Бэтмена, Спайдермэна, Халка...
- Продождите, подождите...
- Было бы прекрасно, если бы вы смогли убедить Х-мэнов на время забыть о внутренних разногласиях, нам бы хотелось заручиться поддержкой и команды Магнето и парней Ксавье.
- Да подождите вы! - Президент стал из белого красным, - Вы издеваетесь?! Какие еще супер-герои?! Какой Бэтмен?! Это все бредни, детские выдумки...
Сзади неслышно подошел первый помошник.
- Господин Президент, - одними губами прошептал он, - Прошу прощения, но вы должны с этим ознакомиться.
Президент принял бумаги, бысто окинул их взглядом, затем ошеломленно обернулся к помошнику. Тот поджал губы и кивнул. Президент снова повернулся к послу.
- Не могли бы вы, - грустно улыбнулся тот, - Попросить эти свои детские выдумки перестать убивать наших ребят? Техника дешева, но вот солдаты нервничают, когда их приходится оживлять больше трех раз в день. Да и на боевой дух это плохо влияет. Мы готовы обсудить ваши условия. Кто будет представителем от "бредней"?
- Я, - первый помошник шагнул вперед, облик его поплыл и вот уже на краешек стола между Президентом и послом уселась миловидная, хотя и несколько эксцентрично раздетая барышня синего цвета.
- Мистик, - представилась она, - Шеф занят с вашими "ребятами", а профессор Ксавье в данный момент несколько... рассеян.

- Господин Президент! - в Овальный кабинет ворвался первый помошник.
Президент поймал себя на том, что подсознательно ждет, что тот сейчас превратится в кого-нибудь другого и вздохнул.
- Ну что там еще, Бен? - устало поинтересовался тот.
- Новости из Канады.
- И что у них? Подразделения сасквочей захватили нефтяные вышки Альберты? В дополнение к китайским демонам-иммигрантам в Ванкувер высадились японские каппы? Боже мой, во Франции тирания Жиля де Рэ, Англия стонет под пятой Баскервильской собаки, кроме Лондона, конечно, где хозяйничает Лондонский Вепрь, в России правит какой-то Ктулху. Да и у нас дела не лучше --- салемские ведьмы вышли за пределы Массачусетса, Джеронимо ведет своих раскрашенных зомби на Финикс, летающие тарелки Курильщика совсем распоясались... Нет, Бен, скажите им, что мы не в состоянии им помочь. После того, как все супер-герои покинули Землю, никто не в состоянии нам помочь.
- Нет, господин Президент, они не просят помощи. Они хотят дать нам знать, что разведчики Нунавута заметили на горизонте развевающийся слоновий хобот. Слоны беспокоятся, господин Президент. Да и черепаха, как докладывают из "Эшелона", тоже не в настроении.
Президент закрыл глаза и опустил лицо на руки.
- Боже, - пробормотал он, - Это конец.
С потолка посыпалась штукатурка. Вашингтон трясло.
Il Bastardo

(no subject)

Через семнадцать лет, вследствии небрежности начальника отдела прикрытия, ведущего менеджер-ковбоя Мирослава Брауна, "холодная" война между тоталитарным акционерным государством "Кока-Кола" и демократической республикой с ограниченной ответственностью "Пепси-Кола" перейдет в активную стадию. Поводом послужит просочившееся к противнику на очередных переговорах о разделе сфер влияния в западной Африке слово "пельмени". И хотя до известной катастрофы "П" к тому времени останется еще десять лет и три месяца, новейшие темпоральные разработки обоих государств позволят однозначно расценить фразу "на вкус, чистые пельмени" как неприличную и оскорбительную. Будет предпринят ряд стандартных процедур в попытке замять инцендент, стороны организуют размен аккредитованными резидентами и откроют ряд семейных рецептов напитков третьих государств, но все усилия не приведут ни к чему - разразится очередной промышленный конфликт. Двадцатого августа противники обменяются нотами протеста, уведомлениями об объявлении войны и отзовут посольства.

После массированной PR-подготовки и взаимных хакерских DDOS бомбардировок, первым действительно активным движением будет выступление третей нанотанковой армии "Пепси-Колы". Ею будет захвачен плацдарм на территории бывшей республики Австро-Польши и воды реки Вислы на два дня окажутся трансформированными шустрыми наномашинами "Пепси" в искристый коричневый напиток. "Кока-Кола" ответит спутниковыми ударами перепрограмматоров по складам "Пепси" в Саудовской Аравии, превратив запасы концентрата противника в свой tm. Сенат директоров "Пепси" примет силовое решение затопить конвой танкеров идущих к берегам Объединенного Королевства Канада, чем вызовет чудовищные волнения в среде "зеленых" и спровоцирует очередной виток эволюции сложнопокрытожабренных Атлантического океана, а затем сожжет зараженные склады в ходе операции "Буря в стакане". Небо над Ближним Востоком на многие месяцы затянет коричневым дымом, что даст толчок к появлению в том регионе кибернетического мусульманского государства тридцать два года спустя.

Однако акции государства "Пепси" на Нью-Шанхайской бирже поползут вниз и сенат директоров окажется под угрозой роспуска, тем более, что влияние правой партии сэларимэнов снова возрастет. Но тут с оригинальным решением выступит рядовой сотрудник отдела утилизации информации, младший кибер-ковбой Мирослав Браун. Он создаст вирус, распространяющийся нейронно-визуальным путем, который будет перепрограммировать вкусовые усилители-имплантанты от большинства производителей таким образом, чтобы пробующие "Кока-Колу" чувствовали вкус "Пепси". Вирус будет нелегально запущен в Inter-Ad-Net и спустя три недели заразит девяносто четыре процента потенциальных потребителей. Разразится скандал. Против действий демократической республики "Пепси" выступит Организация Объединенных Дзайбацу, Глобальная Партия Потребителей и, конечно, "зеленые". И хотя морально-технические стороны захвата рынка все еще будут неясны, разъяренное правительство "Кока-Колы" объявит всеобщую мобилизацию и пригрозит "Пепси-Коле" применением тактического ядерного оружия. "Пепси" в свою очередь объявит у себя военное положение и комендантский овертайм и допустит утечку информации относительно действительной судьбы трех космических платформ времен программы "СОИ", предположительно сгоревших в верхних слоях атмосферы в две тысячи седьмом году. Дело уже совсем пойдет к третьей мировой, но тут генеральный проект-менеджер западного региона, сан-ковбой Мирослав Браун признается, что никакого вируса на самом деле не было, а его программа представляла из себя безобидный дебаг-маркер. Реакция же потребителей будет объясняться тем, что один напиток от другого без спектрофотометра хрен отличишь. По здравому получасовому размышлению оба государства предпочтут сделать вид, будто никакого конфликта вообще никогда не было, состоится исторический видео-чат "Пепси и Кола" и жизнь вернется в свою колею. Бестселлер президента малого кооперативно-островного государства Талуту Мирослава Брауна "Как заработать свой первый миллиард" разойдется невиданными тиражами.
Il Bastardo

Организация хаоса.

Вид с холма открывался удивительный. Я всегда любил смотреть на Логрус, в нем, в отличие от Лабиринта, для меня всё ещё оставалась какая-то загадка, но сегодня он был особенно интересен. Вдоль мерцающих, исчезающих, изломаных линий шустро сновали младшие демоны с табличками в руках. Вид у них был серьезный и сосредоточенный, они деловито записывали что-то, то и дело подбегая свериться к демонам постарше. Чуть в отдалении я заметил несколько наблюдающих за всей этой суетой рыцарей Хаоса.
- Привет, па, - раздался сзади знакомый голос и я обернулся.
Ко мне, держа в руках кружки с чем-то дымящимся, подходил Мерлин.
- Привет, сын, - кивнул я ему и принял протянутый мне напиток.
- Надолго к нам?
- Да нет, просто заглянул.
- Это правильно. Неподходящее время, чтобы посещать Хаос.
Он встал рядом и с видом насмешливым, но в то же время чуть раздраженным посмотрел вниз.
- Суетятся, - бросил он и сделал большой глоток.
Я осторожно понюхал свою порцию. Пахло... необычно.
- Что это? - поинтересовался я.
- Камра. - ответил Мерлин не отвлекаясь от созерцания Лоргуса. - Или камра, не знаю как точно. Набрел в одной из теней. Нет, ты посмотри, даже дядя там. А я-то думал, Сухэй выше этого.
- Выше чего? - поинтересовался я и пригубил эту самую камру - Что тут у вас вообще творится?
Мерлин повернулся и внимательно на меня посмотрел.
- А, - наконец пробормотал он, - Я и забыл как ты далёк от политики. На прошлых выборах победила партия дворкинистов.
- У вас теперь демократия? - удивился я.
- Ну конечно, - пожал он плечами, - Здесь всё-таки Хаос. Ну так вот. Одним из пунктов предвыборной программы у них шла организация хаоса.
- Звучит глупо.
- Ещё бы! Но, что было ещё более глупо, они взялись эту предвыборную программу выполнять.
Я удивленно на него взглянул.
- Ну а ты чего хотел,- закатил он глаза, - Переход от феодального авторитаризма к демократии, в головах полный бардак, понятия о рыцарской чести мешают пониманию сути высокой политики.
- Им следовало обратиться за советом к Бенедикту, - хмыкнул я, - Он большой специалист по истории Японии. Тамошние самураи в своё время представили прекрасный образчик гибкой этики.
- Ну как бы то ни было. Они взялись организовывать Хаос. И вот результат.
Он махнул рукой в сторону оккупированого Лоргуса. Я еще раз изучил картину.
- Сын, - заметил я с наконец с сомнением, - Как-то он не выглядит более организованным. Я бы даже сказал, наоборот.
- Ну а как, по твоему, организуют Хаос?
- По-моему? По-моему рисуют Лабиринт.
- А по-ихнему сначала подсчитывают наличные ресурсы. Учитывают доступные мощности. Составляют список имеющегося в эксплуатации. Поименовывают, одним словом.
- Погоди, погоди. От поименования хаоса порядок не получается, получается поименованый хаос.
- Ты это вот им скажи, - кивнул вниз Мерлин. - Вторую неделю всё на уши поставленно. Записывают. Говорят опись записей уже требует своей описи. Призрак пропадает там целыми днями и очень счастлив.
- Слушай, - я сделал ещё глоток, - А ты помнишь, где была эта тень?
- Ну так, - он с сомнением посмотрел на кружку, - Приблизительно.
- Ну вот давай-ка лучше туда приблизимся. А в Хаос вернемся недельки через три.
- Думаешь, к тому времени всё организуется?
- Таким-то способом? Ни за что. Но вот как-нибудь утрясётся, это точно.
Мерлин кивнул и шагнул в Тени. Я бросил последний взгляд на царящую внизу суету, хмыкнул и последовал за ним.
  • Current Mood
    рабочее
Il Bastardo

Перевертыш

- Послушайте, Борменталь, - следователь устало прикрыл воспаленные глаза, затянулся последний раз и вжал окурок в переполненное нутро пепельницы, - Кончайте уже валять дурака.
- Я же вам объясняю, - невнятно промямлил разбитыми губами Борменталь, - Это был эксперимент. Понимаете вы? Неудачный эксперимент.
- Да, я понимаю. Эксперимент.
- Спросите Преображенского!
- Не волнуйтесь, вашего Преображенского мы тоже спросим. А сейчас спрашиваем вас.
Борменталь сгорбился на стуле, опустил голову на скованные руки и принялся едва заметно раскачиваться из стороны в сторону.
- Это был эксперимент. - забормотал он, - Как же вы не поймете. Чистая наука.
- Наука нас не интересует, - скривил губу следователь. - Наука это по другому ведомству.
Он сунул в рот новую сигарету и зашарил по столу в поисках зажигалки.
- Что нас интересует, так это то, что вы поставляли красному режиму комиссаров. Можно подумать у них без вас кадров не хватало.
- Это была случайность. Кто мог предположить, что он пойдет по этой стезе.
- А вот это вы мне и расскажите. Кто предположил, кто предложил, кто планировал. Не ваш же Преображенский, этот сам и как чужие калоши стащить не спланирует.
- Да Шарик сам..
Следователь быстро привстал, навис над столом и легко и как-бы небрежно шваркнул Борменталя наискось по губам. Тот рухнул на бок под стол, стул, с грохотом, отлетел к стене. Следователь брезгливо вытер руку о сукно стола, встал и прошел к окну.
- Как же я вас, бесхребетных интелегентишек, ненавижу, - брезгливо процедил он, глядя как по площади марширует отряд юнкеров, - Краснопузая сволочь, ее можно понять. Из грязи да в князья, а что орут, да гребут под себя что плохо лежит, так мужик всегда был горлопан и вор. Но вы... Демократия. Гуманитарные ценности. Под вашу демократию Россия под мужика легла. Под "гуманитарные ценности" они царя-батюшку...
От сдерживаемой ярости у следователя перехватило дыхание, в два шага он подскочил к сжавшемуся Борменталю и схватив того за грудки подтянул к самому лицу.
- Ненавижу! - прошипел он, - Слизь бессмысленная и бесполезная, сами ни на что кроме как под ногами болтаться не способны, но это уж делаете хорошооо! Мы уж вас, тварей, под Рязанью душили-душили, душили-душили...
Руки следователя напряглись, затрещал в плечах френч, Борменталь захрипел и задергался, но внезапно успокоившись следователь отбросил его в сторону и тот, тяжело рухнув на пол, принялся со сдавленным кашлем жадно хватать воздух.
- Ничего, - бесцветно выговорил следователь, глядя пустым взглядом в стену, - Теперь Барон, даст Бог, наведет порядок.
Он устало прошел к столу и тяжело опустился на стул. Затем достал сигарету, продул ее и щелкнул зажигалкой.
- Садитесь, Борменталь, - выдохнул он с дымом, - Садитесь и перестаньте, наконец, валять дурака.
Il Bastardo

Война миров

Для начала они сожгли Париж.

Сгорали как конфетти люди на площади Звезды, вспыхивали подобно мотылькам на правом берегу Сены, пылали вдоль Тюильри. С треском свернулась от жара в спираль, а потом потекла по Елисейским полям Эйфелева башня, рухнула пеплом выкуренной сигары Триумфальная арка, и прощально ухмылялась за плавящимся бронированным стеклом Мона Лиза. Около трех миллионов человек, большей частью туристов, сгорело в течении двух с половиной секунд.

Англичане пожали плечами. Они сочли такое начало невыразимо пошлым. Американцы были в ярости. Они решительно отказывались понимать, как инопланетные захватчики посмели начать вторжение не с Нью-Йорка или хотя бы Лос-Анжелеса. Немцы злорадно принесли соболезнования. Русские сказали "Ну мы им, бля, покажем," и принялись запасаться солью и спичками. Канадцы чуть было не пропустили происходящее: в этом году сезон НХЛ все-таки начался и им было не до Парижа, но следующим на очереди оказался Торонто.

"Торонто?" - спросили англичане. Американцы ничего не сказали, по стране прошла волна апоплексических ударов, а президент так прямо в прямом эфире сожрал в ярости свой стетсон. Немцы привычно принесли соболезнования и со вздохом объявили демобилизацию. Русские сказали: "Ага! Русских людей обижают!" и принялись закупать тушенку. Евреи высказались в том смысле, что они, в принципе, таки не возражают, но тем не менее происходящее им очень странно и наверняка это все какая-то гойская провокация.

Следующим на очереди оказался Воронеж. Ходили слухи о сотнях някающих жертв и толпах сектантов, распевающих "Занкоку" прямо перед самым ударом.

Англичане сделали вид, что ничего не заметили. Америка официально объявила войну инопланетянам и России за глубокие моральные оскорбления. Немцы из вредности предложили России гуманитарную помощь. Президент Путин прямо в прямом эфире заявил: "Вы бы еще в Бобруйск стрельнули, придурки инопланетные."

На что придурки инопланетные первый раз прервали радиомолчание (к ним непрерывно обращались на всех языках Земли еще с того момента, как они походя сожгли спутник "Вояджер") и возразили, что как раз Бобруйск они трогать не собираются, там они планируют устроить зоопарк.

Американские военно-космические силы нанесли по инопланетянам удар тактическим ядерным оружием. Кроме того, пошли в ход СОИвские долгострои и один из боевых лазеров даже выстрелил. Оранжевая тарелка, болтавшаяся на орбите Земли вот уже четвертые сутки, легко пережила все попадания и нанесла ответный удар в центр штата Аризона, в маленький городок под названием Show Low. Пострадали пять человек, две собаки и бензоколонка компании Shell.

Англичане сдержались, но в Германии и России хохотали до слез. Израиль предложил США гуманитарную помощь. В ответ на это президент Буш подал в отставку, но ее никто не принял, так как желающих позориться на президентском посту не нашлось.

Канада, Дания и герцогство Люксембург почти уже подготовили против захватчиков совместную войсковую операцию, как те снялись с орбиты и исчезли в направлении созвездия Волопаса. Земля вздохнула и принялась зализывать раны.

Два дня спустя на орбите объявилась новая летающая тарелка. Размером побольше, с два футбольных поля, но тоже оранжевая.
- Ээ... Земляне, - обратились пришельцы к напрягшимся народам, - Вы тут наших малышей не видали? Мальчик и девочка, лет шести-семи...
Il Bastardo

Иван-царевич и серый ежик

Карете. С искренней благодарностью за идею.



Жил-был царь и было у него два сына, умный и дурак. То есть, как видим, умные проигрывали с разгромным счетом. Отправились раз сыновья на охоту, лягушек пострелять. Выстрелил глупый сын раз, выстрелил другой. Потом догадался стрелу из колчана достать и ка-ак выстрелит в третий раз. Стрела и улетела. Закручинился он, да делать нечего. Сел на коня и поскакал.

А тем временем умный сын с охоты вернулся, в покоях своих телевизор смотрит. Царь к нему и стучится.
- Где, - спрашивает, - Брат твой?
- Что я, - отвечает старший, - Сторож брату своему?
- Ты не умничай, - советует ему царь, - А то знаешь такую книжку, Бхагаватгиту? Или Зиту? Ох, стар я стал, всех этих баб помнить. Так о чем это я? Где брат твой, Авель?
- Тьфу ты! - вежливо отвечает старший сын, уловивший намек с Бхагаватгитой, - Стрелу он потерял. Искать отправился.
- Вот что, - вздыхает царь, - Догони этого придурка и объясни ему, что у нас ВПК, слава Богу, еще не совсем плох, уж как-нибудь новых стрел настрогаем.
Закручинился тут и старший сын, ему-то как раз было чем заняться, но тоже на коня и вдогонку.

А младший тем временем по лесу скачет, шишки собирает, да песенки поет. Вдруг слышит, зверь какой-то рычит, бьется. Глядь - ловушка! Спешился младший сын, подходит к ловушке, смотрит, а в ловушке серый ежик. Пожалел дурак ежика, выпустил.
- Спасибо тебе Иван-дурак, - отвечает ежик. - Я тебе еще пригожусь.
- Вообще то меня Станислав зовут, - отвечает царевич.
- А что же ты, Станислав-дурак... Ты уверен, что не Иван?
- Ну ладно, пусть Иван.
- Спасибо. А что же ты Иван-дурак по лесу рыщешь? Как дурак?
- Да вот, стрела, проклятущая, потерялась.
- Этому горю легко помочь, - отвечает ежик. - Знаю я где твоя стрела. Садись на меня... Кхм... Пойдем, провожу, здесь недалеко.

Долго ли, коротко ли, я, лично, полагаю, что в малую терцию, но прибыли они в то королевство, куда стрела улетела. Пошли к тамошнему царю.
- Господин президент, - дипломатично начинает Иван-дурак, - А не пересекал ли ваше воздушное пространство в последнее время некий иноземный военный объект?
- Ты за стрелой, что ли? - интересуется тамошний царь. Сразу видно, ковбой и дипломатиям не обучен. - Была здесь стрела, прилетала. Можешь ее забирать, все одно мои молодцы с нее все ценное оборудование уже скрутили. Только для начала послужи мне. Стырь у соседского нарко-царя для меня партию наливных яблочек. А чтобы никаких глупостей тебе в голову не приходило, прихватишь с собой вот, Шварценеггера. Время пошло, все свободны.
- Пойдем, - вздыхает Иван-дурак, - Железяка немецкая.
- Я, Я, - отвечает Шварцнеггер и бицепс показывает.

Прокрались они в имение соседского нарко-царя, благо, ежик там, по чистой случайности, все входы-выходы знал. Притаились за специальной притаивательной коробкой и сидят, обмозговывают, как бы так яблочки наливные увести. А заодно уж и наливную линию разгромить, потому что "скажи наркотикам нет". И пока Иван-дурак и Шварценеггер планы выдумывали, один голливуднее другого, ежик шмыг-шмыг, нацепил яблочки себе на иголки и только его и видели. Тревога поднялась, сирены воют, нарко-царевы прихвостни по двору мечутся, в общем "Коммандо", часть вторая. Не выдержал такой картины Шварценеггер, выскочил из укрытия и всех пострелял. А кого не пострелял, того взорвал.

- Ну молодец, - говорит ему Иван-дурак. - Тут же надо было стратегически, с разумением. А так-то все повзрывать любой сталлоне может.
- Я, Я, - отвечает Шварценеггер и бицепс показывает.

Тут и ежик прибежал. Весееелый.
- Партию я, - говорит, - Знакомому пушеру загнал. По полторы косых на рыло вышло. Теперь не пропадем.
- А как же стрела-то моя, - схватился за голову Иван-дурак. - Яблоки-то царю обещаны.
- Не боись, Станислав, - успокаивает его ежик, - Что-нибудь придумаем. Во! Надо этому ковбою импичмент устроить.
- Где же мы в это время года хороший пичмент для их раздобудем?
- Пичмент нам не нужен, у них не так принято. Нам баба нужна. А президентом потом вон Шварцнеггерку сделаем, а?
- Я, Я, - отвечает Шварценеггер и бицепс показывает.

Отправились они за бабой. Прибыли они в самое бабье королевство и давай скорее какую получше искать. Ну сразу, как с Эйфелевой башни слезли и объяснили полицейскому, что понятия не имеют, кто плевал. Глядят в одну сторону - охтыжбожежтымой. Глядят в другую - тыжбожежтымойохты. Впрочем, не все так плохо, женсчины тоже иногда попадаются. Приглядел Иван-дурак одну и ежика в бок локтем тычет.
- Гляди, - говорит, как иголки повытащил - Какая краля. Нужно ее брать.
- Все-таки, - отвечает ежик, - Ты, Станислав, полный Иван. Это же Анжелина Жоли!
- Так с фамилии воды не пить, - машет рукой Иван, - Зато посмотри какие губы. Такими губами можно не только этому ковбою, а вообще кому хочешь импичмент устроить, хоть разом, хоть по очереди. Решено, берем ее.
Вздохнул ежик, вздохнул другой, вставило его с кокаина как следует и обернулся он Бредом Питтом. Подошел к Жоли, слово, за слово и вот скачут они уже все вчетвером за стрелой.

Но тут их старший сын догоняет.
- Эй, - орет, - Стаська! Хорош придуриваться, пошли домой. Ух ты, Бред Питт!
"А и впрямь, - думает Иван-дурак, - сдалась мне эта стрела, когда здесь такая Жоли. Я лучше себе импичмент устрою."
Поворотили они домой, все, кроме Шварценеггера, которому наказали приложить все усилия и стать если и не президентом, то хотя бы губернатором Калифорнии. А Шварцнеггер что, - Я, я, - говорит и бицепс показывает.

Дома царь как Анжелину Жоли увидал, так совсем умом тронулся.
- Где взял?! - спрашивает.
- Так это, - отвечает Иван-дурак, - В болоте, понятно. Лягушкой была, пока не поцеловал. Рот вон видишь какой?
Приказал царь седлать коней и быстрее скакать на болото. И пока он там лягушек целовал, Иван быстренько сварганил под это дело переход авторитарной власти по причине недееспособности предшественника, сыграл свадьбу и вступил в законные царские права. А старшего сына даже персональный дантист опознать не смог, я же говорил, что умные с самого начала проиграли.

И все у них стало хорошо, налоги низкие, уровень жизни высокий и национальный валовый продукт такой национальный и такой валовый, что просто перед соседями неудобно. А потом выяснилось, что ежик был не только Бредом Питтом, но и Анжелиной Жоли, уж больно яблочки были наливные.

Но это уже совсем другая история и рассказывать здесь, как размножаются ежики, мы не собираемся.
Il Bastardo

Виртуальные картинки для виртуальных персон. Zwei.

Когда Трес с визгом шин вывернул на площадь, Уно уже ждал на обычном месте. Зонта он, разумеется не взял и сейчас по идее должен был бы выглядеть жалко и нелепо в этом своем черном плаще, с мокрыми свисающими волосами и отсыревшей под дождем неизменной сигаретой во рту. Но нет. Уно выглядел как всегда. Выглядел так, что бегущие с обеденного перерыва под целлофановыми плащами секретарочки из соседнего здания Министерства Юстиции сбивались с шага и выворачивали шеи в надежде поймать его взгляд. Внимания на них Уно, разумеется не обращал. У Треса промелькнула было мысль, что даже захоти Уно выглядеть жалким и нелепым ничего бы у него не вышло, но Трес досадливо отогнал ее, сейчас эти глупости были не важны. Он остановил "Гольф" в полуметре от приятеля, обдав того по пояс из ближайшей лужи. Уно даже не поморщился. Трес вышел, закурил и они постояли некоторое время молча. Первым не выдержал Трес.
- Она собирается завязывать.
- Да?
- Говорит, что мы ей надоели.
- Бывает.
- Говорит, что может обойтись и без нас.
- Да ну?
- Ты скажешь сегодня что-нибудь осмысленное?
- Про что? Про эту бурю в стакане? Я слышал все эти глупости миллион раз. Никуда она от нас не денется. Она без нас никто.

Это я выслушивать уже не могу. Я разрываю оболочку Треса и выхожу наружу. Трес еще очень молод, слабо вырисован и поэтому его вялое сопротивление я подавляю с легкостью. Он всхлипывает исчезая, но я знаю, что ему почти не было больно и это просто попытка надавить мне на жалость. Сейчас же мне не до жалости. Уно холодно смотрит на мое появление.
- Итак, - шиплю я сдавленно - Я без вас никто?
- Конечно, милая, - равнодушно отзывается он. Я готова залепить ему пощечину, но это было бы совсем глупо.
- Ты ничего не перепутал, "милый"? - передразниваю я его. - Не перепутал, кто из нас чье отражение?
- Я - Уно, - бросает он и легкая ухмылка трогает уголок его рта. - Я - Уно, а ты... Мы так давно вместе, что спорить, кто из нас чье отражение, так же глупо, как решать загадку о курице и яйце. Я все, что у тебя есть. И всегда был.
- Времена меняются, Уно, времена меняются.
- Времена, - он щелчком отправляет сигарету по широкой дуге в лужу и пододвигается ко мне, - Времена неизменны. Все твое время - мое.
Он достает из кармана часы-луковку и выщелкивает крышку.
- Смотри, - говорит он мне, - Мировой рекорд в стометровке девять секунд. Секундная стрелка дернется девять раз и настанет время разрывать ленточку. Только не для тебя. Ты примешься отсчитывать следующие девять секунд. А потом следующие. И еще. Ты никогда не добежишь эту стометровку, потому что куда бы ты не бежала, ты бежишь от себя, а на финишной тебя жду я.
- Ты никогда не был гибким, Уно, - говорю я ему и непонятно, подавленный смешок или сдерживаемые рыдания вырываются у меня из груди. - Умным да. Быстрым. Злым. Но не гибким. Таким уж я тебя выдумала. Ты все хорошо рассказал, но ты не можешь понять одного - я больше не бегу, потому что бежать мне некуда. И всегда было некуда. Прощай, Уно.
Часы еще секунду висят в воздухе, а затем падают в лужу и трещина раскалывает циферблат пополам. Я стою, прислушиваясь к своим ощущениям, ожидая чего-то нового, другого. Но ничего не происходит. Все правильно, бежать было некуда. Я всегда была только собой. Только вот чтобы понять это, мне потребовалось столько времени. Дура! Я поднимаю лицо к небу. Дождь. Конечно, это струйки дождя сбегают по моим щекам. Я поворачиваюсь, сажусь в свою "девятку" и с визгом срываюсь с места. Капли несутся из бесконечности слепого неба, чтобы разбиться о стекло моего остановившегося прошлого. Завтра будет другое время.
Il Bastardo

пробегалистое

В ленте три темы - кабинет Путина, вирус в аське и прошедшая масленица.
Про Путина - неинтересно.
Про вирус - жду, когда появится вирус для жж, на вроде вот этого. Вот вы ткнули мышкой? И я бы ткнул. Так к вечеру пол русского жж и лежала бы.
И про масленицу. И я там был, мед пиво пил.
Collapse )