Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Il Bastardo

(no subject)

- Послушай, душенька, - сказал герцог Синяя Борода молодой жене на следующий день, - Мне тут нужно отлучиться ненадолго в каба... по важному делу, так что ты остаешься за главного. Вот тебе связка ключей от дома. Вот этот, большой, от главной кладовой, ходить туда тебе не следует, этот, резной, от бальной залы, делать тебе там нечего, этот, толстенький, от гостевой спальни, пожалуйста, ни ногой туда, вот этот... Впрочем, знаешь что? Зачем тебе забивать свою милую головку всякими глупостями? Просто сиди здесь и занимайся маникюром. Договорились?

Удивительно, на что способна пилочка для ногтей в умелых женских руках.

Едва увидев, что молодая поджидает мужа уперев руки в крутые бедра, герцог сник.
- Милый, - решительно начала жена, не размениваясь на дипломатические экивоки, - Я тут, случайно, заглянула в главную кладовую и, представь себе, она оказалась доверху забита трупами молоденьких женщин! И ты только подумай, то же самое в бальной зале! И в гостевой спальне. А уж что творится в нижнем коридоре...
"В нижнем коридоре, - мрачно размышлял Синяя Борода, - Некуда. Я и последнюю-то запихал туда, считай, коленом. В колодец? Там давно до верху. На кухне? Ха! В людской? На псарне? В стенном шкафу, что в мансарде? А это, пожалуй идея... хотя нет, эта туда не поместится. Эх, надо было жениться на той миниатюрной брюнеточке из Пуанта, знал ведь, знал, чем закончится дело! Да, выходит, что некуда, решительно некуда."
- Душенька, - перебил герцог жену, - А давай притворимся, будто ты ничего не видела? А?
  • Current Mood
    ну-ка, ну-ка?
Il Bastardo

Morgiger Gesamtsieg

Инспектор приехал вечером, когда Карл уже решил, что никто ничего не заметил. Автоматчики выбили дверь, кинули внутрь световую гранату и затем положили ничего не соображающих родителей и самого Карла на пол. Когда вошел Инспектор, Карл, рискуя получить прикладом по спине, вывернул шею и уставился на него краем глаза. У Инспектора оказалось невыразительное лицо, редкие, зачесанные назад волосы, тонкие бледные губы и очень усталые глаза. Он равнодушно скользнул взглядом по родителям Карла, стряхнул с обшлагов черного форменного плаща воду, -- на улице весь вечер лил дождь, -- и достал из внутреннего кармана служебный планшет. В молчании, соседи сразу поняли, что происходит, а мать перестала голосить когда нависающий над ней молодец не сильно, но точно ударил ей по почкам, Инспектор принялся щелкать колесом прокрутки. Наконец он нашел нужную запись и развернул ее на весь экран.

- Карл Вейс, - глухим голосом начал зачитывать он, - Вы обвиняетесь в клайм-преступлении против общества, статья сто тридцать седьмая уголовного кодекса Империи, злонамеренное нарушение порядка утилизации отходов.
- Господин Инспектор! - в отчаянии поднял голову отец, - Карл никог...
Автоматчик неспешно шагнул вперед и ткнул его прикладом. И хотя Карлу показалось, что замахнулся тот совсем не сильно, отец резко дернул головой и слова его перешли в бульканье. Инспектор не обратил на случившееся внимания.
- Факт преступления был сообщен двумя анонимными источниками, - все тем же тихим, монотонным голосом продолжил читать он, - Личность и благонадежность которых, согласно стандартной процедуре, были установлены и подтверждены позднее. Карл Вейс, признаете ли вы себя виновным?
Инспектор поднял голову от экрана и посмотрел на Карла. Карл почувствовал, что у него дрожит подбородок и слезы текут по лицу.

Так же текла и проклятая банка. Карл весело шел домой, беспечно размахивал руками и неосторожно ударил сумку о стену дома. Банка внутри треснула и содержимое начало проступать через материю. Дальше Карл нес сумку на вытянутой руке, но она была тяжелая, а из разбитой банки текло все сильнее и Карл то и дело задевал то школьные брюки, то ранец так, что на них оставались следы. Карл в ужасе думал, что будет, если кто-нибудь заметит его в таком виде, разглядит номер на бляхе куртки и позвонит директору гимназии, поэтому когда рядом вдруг оказался мусорный контейнер, он не думая, автоматически, бросил сумку туда. Карл сразу понял, что натворил: сегодня был понедельник, а стекло полагалось выбрасывать только по пятницам, но даже не в этом дело -- ткань, стекло, органика, --- не важно какой сегодня был день, все вместе это никак не должно было оказаться в одном контейнере. Он бросился к зеленому ящику, но потом подумал, что случится, если кто-нибудь увидит его залезающим туда и принялся затравленно озираться. Ему показалось, что никого нет, никто ничего не заметил и он, положившись на удачу, бросился бежать прочь. Оказалось, заметили.

- Карл, - простонал отец и мальчик очнулся от воспоминаний, - Карл, это правда?!
Карл хотел ответить, но не смог выдавить из себя ни слова и лишь беззвучно зашептал одними губами: "Простите... Простите..."
Инспектор вернулся к планшету и кликнул на экране.
- Преступник признает свою вину, - сказал он, - Однако учитывая, что Карл Вейс является несовершеннолетним, ответственность за клайм-преступление переходит на его родителей, Адольфа Вейса и Вегитту Вейс. Мерой пресечения выбирается смертная казнь, приговор окончательный и обжалованию не подлежит.
Инспектор снова кликнул на экране, затем достал электроперо и расписался. Автоматчики тем временем подхватили родителей Карла под руки и поволокли наружу. Карл дернулся за ними следом, но стоящий сзади него охранник цокнул языком и он испуганно замер. Инспектор закрыл прочитанный документ и открыл новый.
- Карл Вейс, - снова начал читать он, - Вы обвиняетесь в гессельшафт-преступлении против общества, статья пятнадцатая уголовного кодекса Империи, отсутствие родителей. Преступление зафиксировано официальными источниками, ваше подтверждение вины не требуется. Мерой пресечения выбирается смертная казнь, приговор окончательный и обжалованию не подлежит. Вам, как гессельшафт-преступнику, разрешено последнее слово. Карл Вейс, вам есть что сказать?
Карл поднял залитое слезами лицо к Инспектору. Тот глядел на него отсутствующим взглядом и было видно, что мысли его где-то далеко.
- Почему? - прошептал Карл, - Почему?
- Взросление вне полноценной семьи ведет к потенциальному появлению антисоциальных элементов, - устало ответил Инспектор, - Общество не может позволить себе такую небрежность.
Он кивнул автоматчику и Карл почувствовал, как сильные руки подхватили его подмышки и поволокли к выходу. Все происходило словно во сне, на Карла навалилось какое-то ватное безразличие. Проходя мимо инспектора он подумал, что от того тонко пахнет гвоздикой, но сейчас это был просто набор слов и Карл даже не понял, что они означают.

Инспектор выключил планшет, сунул его во внутренний карман и сильно потер лицо. Он очень устал, он не спал третью ночь, но где-то в районе Зигезойль накрыли банду шаллдампферов, а значит и сегодня ему опять не придется спать. Он подумал, что мальчишке нужно было ответить что-то другое, что-то неофициальное, как-то его утешить, все мы, черт нас возьми, все-таки люди, но тут он понял, что уже не помнит его лица. А через несколько минут он забыл и имя.

Родителей Карла расстреляли во вторник. Карла на следующий день. Утилизация детских трупов была по средам.
Il Bastardo

Нормальные злодеи всегда идут в обход

Бормору



Темная фигура легко перемахнула балкон и замерла перед окном. На окне была решетка. Фигура на секунду задумалась, потом наклонилась и замерла. Со стороны казалось, что она просто пристально вглядывается в препятствие, но через пару секунд металл начал наливаться малиновым, а еще через минуту все было кончено. Фигура аккуратно выдернула кусок оплавленного по краям железа и нырнула в образовавшееся отверстие. Но не успел непрошенный гость сделать и нескольких шагов в темной комнате, как заорала сирена, зажегся свет и откуда-то сверху, с грохотом и лязгом, на него рухнула стальная клетка.

- Попался? - выглянул из соседней комнаты Профессор. В одной руке у него был стакан с чем-то горячим, в другой бутерброд с вареньем, - Ты погоди немного, я сейчас доем и приду.
Пойманный невозмутимо снял черную маску, пригладил волосы и принял независимый вид. Через пару минут Профессор, отряхивая руки, действительно вернулся к гостю.
- Очень мило, - пропел он, - Очень мило. С кем имею честь?
- Герой, - спокойно представился пойманный, - Главный Герой.
- Тоже мне, агент 007, - захихикал Профессор, - Рожей ты, дружок, не вышел в Джеймсы Бонды. Ну да ладно. Мне, полагаю, представляться не надо? Сумасшедший Профессор. Тот самый. Если бы мы говорили на английском, следовало бы добавить артикль зе. Но мы, как уже было сказано, не чопорные британцы, хе-хе, так что обойдемся по-простому, без артиклей.
Герой, игнорируя болтовню Профессора, внимательно изучал клетку.
- Что ты, что ты! - замахал руками Профессор, - И не смотри даже, легированная сталь с нитями корунда, что я, не знаю, с кем дело имею? Вот, к примеру, ты знаешь, отчего попался?
Герой задумался.
- Инфракрасная ловушка? - полуутвердительно спросил он, - У меня, после использования лазера из глаз, зрение секунд на двадцать в инфракрасном диапазоне ухудшается.
- Вот именно! - хлопнул в ладоши Профессор, - Именно! Но не на двадцать, а на двадцать две. А знаешь, откуда мне это известно?
- Ну понятно, - пожал плечами Герой, - Вы же Профессор.
- Глупости, - поморщился хозяин, - Это все равно, что объяснять отчего Киану Ривз никудышный актер тем, что он Киану Ривз. На самом деле все проще. Я твой отец.
- Па-апа, - негромко, с завываниями пропел герой и поводил шеей из стороны в сторону.
- Не надо паясничать, - снова поморщился Профессор, - Не биологический, конечно. Формально говоря. Хотя... В общем, я тебя создал. Вывел. Слепил твое ДНК молекулу за молекулой. А ты думал откуда твои фантастические способности? С планеты Вулкан?
- Ну предположим, - выпятил челюсть Герой, - А зачем? Что, какой-то кодекс чести злодеев заставляет создать себе на голову Непобедимого Соперника?
- Ну конечно, непобедимого, - захихикал Профессор и поводил пальцем по прутьям клетки, - Какой ты мне соперник? Нет, конечно. Твое предназначение было совсем в ином.
Герой вежливо поднял правую бровь. Профессор подтянул стул, уселся на него сверху, достал из кармана стопку фотографий и кинул их Герою.
- Узнаешь? - спросил он.
Герой небрежно пролистал фотографии.
- Узнаю, - кивнул он, - Крупнейшие преступники современности, отменные негодяи. Все ваши порождения.
- Как и ты, - кивнул Профессор.
- Я с ними всеми покончил.
- Так им и надо, неудачникам. Ошибки эксперимента.
- И в этом, по вашему, мое предназначение? - удивился Герой, - Прибраться после ваших неудачных опытов?
- Ну не совсем, - вздохнул Профессор, - Это скорее что-то вроде приятного побочного эффекта. По настоящему ты должен был послужить выполнению моей мечты.
- Получению мирового господства? - уточнил Герой.
- Какое мировое господство, - удивился Профессор, - О чем ты говоришь? Мировое господство я получил в пятом классе, это был мой школьный проект. Крайне скучная оказалась штука, я вернул все назад дня через три. Нет, моя настоящая мечта, моя цель, это объединение человечества.
- Э? - глубокомысленно заметил Герой.
- Ну сейчас человечество разобщено, - пояснил Профессор, иллюстрируя свои слова преувеличенной жестикуляцией, - А я хочу его объединить. Не знаю, как тебе еще проще объяснить.
- Да нет, - отмахнулся Герой, - Я имею ввиду, я-то здесь при чем?!
- А, - протянул Профессор и достал из кармана серебряный портсигар, - В том-то и дело. Зачем, по-твоему, я создал все это, - он кивнул на фотографии, - Отребье?
- Из любви ко злу? - подсказал Герой.
- Что ж вы все у меня такие дебилы получились? - с неудовольствием глянул на него Профессор, - Один ядерное оружие арабам поставляет, чтобы эти дикари, которые сложнее верблюда в жизни ничего не видели, себя поперевзрывали к чертовой матери. Другой, вот, Петросяном прикидывается.
Он закурил и выпустил дым в лицо Герою.
- Никакой абстрактной любви не бывает, - снисходительно объяснил он, - Ни к добру, ни ко злу. Любовь крайне конкретная штука и требует, настоятельно требует, заметь, субъекта. Впрочем, мы отклонились от темы. По моей идее, человечество, оказавшееся перед лицом таких ужасных преступников, несомненно должно было объединить свои силы, чтобы с ними покончить. Но я был наивен. Человечеству оказалось куда проще выдумать детские травмы, толерантность, либеральные ценности, сосуществование точек зрения, равноценные идеалы и прочую демагогическую чушь, которой можно оправдать любого мерзавца, чем объединиться и покончить с ним. Тогда я создал тебя.
- Меня.
- Ну да, тебя. Во-первых, ты должен был прикончить этих любителей, их эскапады, признаться, начинали действовать мне на нервы. Во-вторых, дать человечеству пример решительных и твердых действий. В-третьих... Видишь ли, когда я тебя создавал, я вложил одной из первичных мотиваций гигантскую потребность учить и наставлять. Я подумал, что если уж человечество не пожелало объединиться против преступников, то против занудного супергероя с манией к поучительству оно точно должно выступить единым фронтом. Но тут ты спутал все мои планы -- ты не пожелал никого поучать! А также наставлять, советывать, обучать, направлять... Ни-че-го. Пришел, победил, ушел. Вот, кстати, ты сам не знаешь, почему так?
- Знаю, - застенчиво признался Герой, - Вы в курсе, кем я работаю, когда не супергеройствую?
- Признаться... - извиняющеся развел руками Профессор.
- Учителем в школе. Пятый-шестой-седьмой классы. Очень утомительное в плане поучительства занятие, на человечество сил, извините, никак не остается.
- Тьфу, ты! - Профессор затушил окурок и сунул его обратно в портсигар, - Просчитался. Ну да ничего, ерунда. Ты ведь мне больше не нужен. Вот, смотри.
Он развернулся на стуле, достал из кармана штанов крохотный пульт управления с единственной кнопкой и ткнул в нее. Противоположная стена разъехалась и за ней оказался плоский экран огромного телевизора. На нем шло что-то похожее на кадры их фантастического фильма об очередном вторжении инопланетян. Клыкастые разукрашенные гиганты с развитой мускулатурой и низкими надбровными валиками потрясали сложновывернутыми автоматами и выкрикивали рычащие лозунги.
- Всё настоящее, - предвосхищая вопросы поднял руку Профессор, - Мрршаны, красавцы. Агрессивные, грубые, невыдержанные -- идеальные воины, для войны с землянами, никаких шансов на победу. Их технология чуть-чуть обгоняют земную, но как раз настолько, чтобы общая промышленность человечества смогла ее догнать. Это тоже сыграет на руку объединению и даже покруче, чем основная угроза. Я, как ты понимаешь, готовлю вторжение.
- Но зачем?!
- Я думал ты понял, - разочарованно повернулся Профессор, - Перед лицом внешнего врага, да еще другой расы, человечество всенепременно объединится. Особенно, если ты не будешь ему мешать своими сверхестественными фокусами. Так что извини, пока посидишь у меня.
- Нет! - перебил герой, - Я имею ввиду, зачем это вообще вам нужно?! Чтобы человечество объединилось?
- Нет, ты, все-таки, дурак, - улыбнулся Профессор, - Человечество, объединившееся в войне, закалившееся в совместном противостоянии внешнему врагу, гордое осознанием того факта, что ему под силу разорвать любого и только и ждущее, чтобы ему этого любого показали. Да я с таким человечеством!.. Да я!... Ух!!!
  • Current Music
    BUMP OF CHICKEN - [Namida no Furusato #01] Namida no Furusat
Il Bastardo

И мои четыре с половиной копейки.

Городок Эль Пасо [1] это маленькая вонючая дыра [1] на границе Мексики и Штатов. Ни те ни другие не желают признавать его своей собственностью, потому что тогда придется наводить там порядок, а порядка в Эль Пасо не было с того момента, как Пасо Луччо разбил свой лагерь на этом забытом богом пустыре. Сам Луччо скончался спустя три дня после этого, но дело было сделано и Эль Пасо числит в своих основателях этого сдохшего от лихорадки и дешевой текиллы бандита. Население города и по сей день не шибко отличается от Луччо как по внешнему облику, так и по роду деятельности и поверьте, где бы вы не мечтали побывать в этой жизни, это место не Эль Пасо.

Мальчишке Паоло просто не повезло. Окружной шериф невзлюбил его с первого взгляда и слухи, что дело тут в выборе, который сделала красотка Луизе полная чушь. Такому человеку как окружной шериф вовсе не нужен повод, чтобы невзлюбить кого-нибудь, особенно, когда этот кто-нибудь сопливый умник, только-только из академии. Еще поговаривали, что они как-то повздорили меж собой, но это вежливое преувеличение. Паоло просто указал шерифу, что по закону не следует лупцевать задерженных до того, как заведен протокол, на что шериф длинно сплюнул в угол и с ленцой поинтересовался, растягивая слова так, как это принято здесь, на юге: "Дааа? А ты, похоже, неплохо разбираешься в этом, сынок?" Так Паоло стал шерифом Эль Пасо.

Быть шерифом Эль Пасо очень просто. У каждого новичка есть выбор, или вести себя тихо и быть пристреленным через три месяца или попытаться показать, кто в Эль Пасо реальная власть и умереть в первые же три дня. Не шибко сложно, не так ли? Паоло выбрал второе. И поэтому в четверг любой, рискнувший высунуть нос на главную площадь, мог наблюдать, как вальяжно развалившись за вынесенными из "Пьяной курицы" столами Уэмбре и его ребята весело палили по пляшущей на раскаленных камнях фигуре. Руки шерифа были связаны за спиной, а глаза замотаны грязным платком самого Уэмбре. Паоло изо всех сил сдерживал сбитое дыхание и напряженно прислушивался, пытаясь отпределить, в какую сторону ему следует бросаться. Пока у него получалось выжить, но он не врал себе, причина была в том, что Уэмбре и его банда еще не наигрались.
- Эй, шериф! - заорал длинный бандит справа, - Как теперь насчет выпить? Или ты все еще при исполнении?
Банда заржала, но внезапно оборвала смех. Что-то было не так. Словно порыв холодного ветра, словно холодок по коже, словно тень закрыла солнце. Уэмбре поежился и стал настороженно озираться. И тут к столу подошла маленькая девочка. [1]
- Ты зарываешься, Уэмбре, - тихо произнесла она. - Нам это не нравится.
Бандиты, узнав девочку, подались назад. Уэмбре было сжался, но потом распрямился обратно.
- Мне плевать, - зарычал он, - На то, что вам нравится. Никакой расфуфыренный пацан не смеет командовать в моем городе.
- В твоем городе? - спокойно уточнила девочка и Уэмбре отвел взгляд. - Мы же сказали, не торогай шерифа. Пока он цел, город выглядит так, будто все в порядке. А мы любим порядок.
- Да пошли вы, - выдохнул Уэмбре.
Девочка кивнула и вдруг исчезла. Бандиты начали мрачно переглядываться, но тут кто-то заорал: "Шериф убегает!" и все вскочили на ноги. Да. Шериф убегал. Пользуясь заминкой он сумел стянуть платок с глаз и теперь чуть не падая бежал к дальнему краю площади. Уэмбре выхватил свой "морской" кольт, неторопливо прицелился и выстрелил. Паоло подбросило в воздух, закрутило, он упал, покатился по камням и скрылся в маленьком грязном проулке. Бандиты вскочили и бросились туда. Но раньше, чем они успели добежать, над умирающим Паоло склонилась маленькая девочка. Последнее, что он услышал в этой жизни было: "В городе должен быть порядок".

Городок Эль Пасо это маленькая вонючая дыра на границе Мексики и Штатов. Ни те ни другие не желают признавать его своей собственностью, потому что тогда придется объяснять, отчего в городе, основной товар которого на протяжении последней сотни лет был подонки и бандиты, царит такой железный порядок. А объяснять это, и то, куда делись окружной шериф и два его помошника, пытавшиеся выяснить в чем дело, желающих нет. Если же вы ищете самое скучное место на земле, то вам, несомненно сюда. Только постарайтесь вести себя прилично, особенно после заката солнца. Шериф в Эль Пасо строгий, а серебра в городе не водилось отродясь.
Il Bastardo

(no subject)

- ...На честный бой, - закончил рыцарь и вопросительно уставился в проем пещеры.
Прошла секунда, другая и вот оттуда высунулась драконья голова.
- Рыцарь? - обрадованно спросила она.
- Рыцарь, - подтвердил пришелец.
- Это хорошо! - воскликнула вторая драконья голова, появившаяся вслед за первой, - Это мы сейчас живенько...
- Что это вы живенько? - с подозрением поинтересовалась чуть припозднившаяся третья, - Сами хотели рыцаря делить, без меня?
- Надо же, многоголовый, - меланхолично заметил гость, - Мутант, что-ли?
- Сам ты мутант, - обиделись головы и из пещеры на свет выбралисть три небольших дракона.
- Ух ты, - подпрыгнул рыцарь, - Банда!
- Не банда, - возразил появившися на пороге пещеры четвертный дракон. - Семья.
- Хотя, конечно, квартирный вопрос нас испортил, - вздохнул пятый дракон, отпихивая заслонившего проход четвертого.
Рыцарь выжидательно посмотрел на пещеру, но похоже представление закончилось. Или только началось, это как посмотреть. Драконы принялись делить рыцаря между собой.
- Чего это по-старшинству?! - орал тот, что с панковским гребнем, - Где это написано, что по старшинству?
- Действительно, - поддержал его другой, в очках, - Жребий надо бы кинуть, я так полагаю.
- Знаем мы, как вы жребий кидаете, - желчно возразил третий, с зелеными крыльнями, - Канделябров на вас не напасешься.

- Делят? - поинтересовалась у рыцаря неслышно подошедшая сзади девушка.
- Делят, - обернулся к ней рыцарь. - Хотя чего делить, непонятно. Навалились бы все скопом, да и дело с концом.
- Все скопом, - присела рядом с ним девушка, - Это какая же слава? Это ерунда сплошная, а не слава.
- Так поодиночке я же их покрошу, - хмыкнул рыцарь, - Не то, чтобы я хвастался, но мелковаты они, для серьезного боя.
- Ну и покрошишь, - кивнула девушка и протянула рыцарю маленький кувшин, - Зато погибнут гордо, не от старости или еще хуже - эволюции. Знаешь как это звучит: "Погиб с честью, защищая принцессу от рыцаря"? Мечта, а не эпитафия.
- У них, - отхлебнул из кувшина рыцарь, - Что-ли и принцесса есть?
- Есть, - кивнула девушка, - Я.
- Ты? - удивился рыцарь и опять приложился к кувшину, - Как-то непохожа ты на принцессу.
- Много бы ты в принцессах понимал, - пожала плечами девушка, - Все как полагается, дочь местного правителя, похищена злобным чудовищем. Чудовищами. Знаешь какой шум стоял, когда они выясняли, кто меня воровать будет? Жуть! Еле-еле я их приструнила.
Рыцарь оценивающе оглядел завязавшуюся напротив потасовку и понимающе покивал.
- А тебе-то самой, - поинтересовался он, утирая внезапно проступившую испарину, - Как хочется, чтобы кто победил?
- Мне-то самой, - равнодушно отозвалась девушка, - Абсолютно все равно. Слава Роландов, как известно, женщинам не достается. Так что меня всегда больше привлекала известность Борджа.
Il Bastardo

Поворот

Пилат вздрогнул и ответил сквозь зубы: - Я могу перерезать этот волосок.
- И в этом ты ошибаешься, - светло улыбаясь и заслоняясь рукой от солнца, возразил арестант, - согласись, что перерезать волосок уж наверно может лишь тот, кто подвесил?
- Так, так, -- криво улыбнулся Пилат, - Флеймер. Теперь я не сомневаюсь в том, что праздные зеваки в Ершалаиме ходили за тобою по пятам. Бан и пошел нахуй отсюда.
Арестант недоуменно поглядел на прокуратора.
- Нахуй! - рявкнул Пилат и поморщился, - Крысобой! Гони в шею этого.
Кентурион подхватил лепечущего что-то о потеряном спасении философа за шкирку и потащил с площадки вон. Простучали по мозаике его тяжелые сапоги и прокуратор остался один. У него очень болела голова.
Il Bastardo

(no subject)

А меня вчера патруль остановил. Документами поинтересовался, самочувствием. На ногти мои, черно-красные покосился. Покосился, покосился, но ничего не сказал. Ну ладно, документы у меня в порядке и когда надо я умею таким низким, бархатным голосом разговаривать, от которого патрули, таксисты и молочницы сразу доверием проникаются. Хм. А если бы я был без документов и в полном, так сказать, прикиде? То есть в ботиночках высоких с винтами, в штанах кожанных, в шинели чОрной, с анком и ошейничком на шее, с когтем на пальце и бардаком на голове? Видимо тогда бы меня сразу в участок потащили, ибо сразу стало бы понятно, что это именно я в 1972 году совершил зверское похищение батона хлеба и 25 копеек советских денег из авоськи пенсионера Филимонова.

Не люблю я их. Очень сильно нелюблю. Потому как все они стихийные сторонники Ломброзо, а его учение уже давно развенчано как лженаучное. И если бы эти их методы "давайте схватим этого, мне не нравится как он выглядит" работали, я может бы сам пошел в Специальную Клинику чтобы меня проверили, вдруг я маниак, убийца и программист. Но они очень плохо работают. И методы и сторонники этих методов. А патрули все интересуются и интересуются моим внешним видом, в то время, как они должны интересоваться делами моими и мерой их преступности. А мой внешний вид должен заботить одного человека на свете - меня.
Устало меня здесь.
  • Current Music
    Tool - Stinkfist