Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Il Bastardo

Новейшая альтистория

Совместно с maunaluna родилось.

На самом-то деле Ноя звали по-паспорту Кирдан и был он из эльфов, еще из перворожденных. Устав от среднего мира он построил летучий ковчег "Лапута" и набив его зверьми, что поблагороднее, (единорогами, да драконами разными, людей, понятное дело, не взял), взлетел с горы Арарат в одну из ясных летних ночей. Три дня бороздил Сердан небо прощаясь с землей, а потом, над одной из пустынь, отрезал якорь, огромный черный камень и взмыл ввысь. Якорь же прибрали дикие кочевники, благо он, под стать ковчегу, оказался летучим и нынче чтут как одну из самых своих ценных реликвий.
Il Bastardo

Культурный обмен

Гость был наряжен хоть куда. В пузрчатом железном кафтане, остроносых, модных, железных же штиблетах, с разукрашенным похабными картинками щитом, копьем, увитым словно майский посох разноцветными лентами и в довершение всего, с кастрюлей на голове. Гостев конь, укрытый затейливой скатертью с круглыми прорезями для глаз, тоже поражал воображение. Змей Горыныч озадаченно хмыкнул.
- Илюш, - осторожно спросил он, - Ты в порядке?
- Delds ilstpo lis! - злобно и гулко проорал в свою кастрюлю гость и потряс майским посохом.
- На карнавал что ли собрался? - удивился Горыныч, - Этот, как его, Хайло вынь? Хорошее дело. Только не пойму никак, кем это ты обрядился.
- Lderrei hoj! - ответил пришелец.
- Соловьем-разбойником, что ль? Тот пузатый конечно, но при чем тут кастрюля. Лешим? У того башка ого-го, это да, но зачем тебе лошадь, Леший их терпеть не может.
- Khorren!
- Не, не, не подсказывай, я сейчас сам угадаю. Кикимора? Баба-Яга? Кот-баюн?
- Drohj ouight!!
- Ну ладно, ладно, сдаюсь, говори. Только кастрюлю сними, а то тебя совсем не разобрать.
- Khurhen!
Гость взял посох наперевес и пришпорил коня.
- Э! Э! - легко увернулся Змей Горыныч, - Тебе чего, Илья, голову в этом наряде напекло?
Гость не ответил, он, сосредоточенно пыхтя, пытался вытащить застрявшее в расщелине копьё. Горыныч осторожно подошел сзади и одним движением, словно зубочистку из стейка, выдернул копье из скалы. Гость, испуганно замахав руками, отскочил в сторону и выхватил меч.
- Korose dragonus! - завопил он тыча железкой в Змея, - Shinues!
- А! - хлопнул себя по лбу Горыныч, - Драгонус! Точно! Я же обещал племяша на выходные подменить. Совсем память ни к черту стала.
Он отодвинул рыцаря в сторону и торопливо направился к пещере. Оттуда он вышел уже с привязанными картонными крыльями, в очках и с толстым разговорником в руках.
- Их бин злой и страшный Драго-Нус! - прочитал он по складам, - Слышь ты, чучело? Драго-Нус! Их бин в рыцарях знаю толк. Рыыыыы!!!
Il Bastardo

Метод Кадзисимы

I Носки.

Хуже всего носки. Их нельзя небрежно скинуть как рубашку. Они желают личного участия. Наклоняешься сначала к одному, потом к другому. Неловко балансируешь на одной ноге. Выглядишь глупо и знаешь, что выглядишь глупо. Впрочем, надевать их тоже не сахар.

Она стреляет когда Марсель затягивает галстук. "Когда я тебя увижу?", - спрашивает она. Марсель замирает. Обычный вопрос. Во всех смыслах. Она хочет знать, это естественно. Не упрек, не претензия. Марсель выпускает воздух и затягивает узел. "Я тебе позвоню", - отвечает он перед тем как закрыть дверь.

II Сигареты.

Пачка "ПэллМэлл" стоит двенадцать пятьдесят. По пачке в день - за год как раз получается на старенький "Пежо". А в высокосный и того больше. Марсель выкуривает полторы. Он смотрит как исчезает в вечернем тумане дым и злится. Как им это удается? Все прекрасно, ты знаешь, что все прошло как надо, ты был на высоте и вдруг "бабах!". Зудят ладони и во рту гадкий привкус. Но дело здесь, конечно, не в Флори. Марсель злится на то, что рано или поздно придется выбирать. Он ненавидит выбирать.

III Ритуалы.

"Как прошла встреча?", - спрашивает Марта. "Нормально", - отвечает Марсель не отрываясь от газеты.

Жизнь наполнена ритуалами. Марселю плевать, что пишут в газете, Марте плевать, как прошла встреча. Во всех смыслах. Марсель доходит до спортивной колонки. Интересно, а у Марты есть любовник? Наверное есть. Любовники это такой же ритуал, как спортивная колонка в "Вест Франс". Дело не в сексе, секс, ритуал ничем не отличающийся от других. Просто так принято. К определенному возрасту положено иметь машину определенной модели, квартиру в определенном районе, обставленную мебелью опредленной фирмы и любовника. Все так делают и гораздо проще быть как все, чем доказывать себе, что ты не неудачник. Психоаналитики так дороги.

IV Звонок.

Флори звонит на работу. Просто, чтобы узнать как дела. Говорит, что соскучалась.

Некоторые вещи неизменны. В классе тебя поднимает учитель, а ты не знаешь что отвечать. Он тебе подсказывает, дает наводящие вопросы. А ты смотришь в окно, киваешь и мечтаешь о том, чтобы все побыстрее закончилось.

Да, - говорит Марсель. Да. Да. Конечно. Не сегодня. Да. Я тебя тоже. Пока.

V Фото.

Когда Марсель заходит в комнату, Марта держит в руках фотографию. У Марселя внутри все обрывается. Он знает это фото. На нем они с Флори. Тогда все еще только начиналось.

Такое ощущение, будто тонешь. Воздуха уже не осталось, сил бороться нет и появляется ленивая мысль, стоит ли. Внутри гул и носятся в пустоте какие то бессвязные обрывки - "три в тринадцатой, пятно похожее на сплющеную Африку, в фотографии используется серебро". Вялость, невыносимая вялость и ничего не хочется говорить. Хочется лечь и молчать и при мысли о том, что сейчас придется врать, выкручиваться, что-то выдумывать начинает тошнить и болит голова.

Марта расслабляет пальцы и фотография падает обратно в ящик стола. "Четверг", - говорит Марта проходя мимо. - "Каждый четверг. И будь добр, если будешь возвращаться раньше, сначала позвони."

VI Happy End.

"У тебя здесь прекрасный вид на Тюильри", - говорит Марсель. Флори смеется и не выпуская пакетов падает на кровать. Если задавить это сосущее чувство в животе, то все замечательно. Все решилось, новый ритуал написан и даже ничего не пришлось выбирать. Марта довольна, Флори счастлива, так что пусть этот маленький червячок проваливает туда, откуда он там взялся.

"Что ты там застрял?" - спрашивает Флори, - "Иди сюда. Что-то интересное?"
"Чушь, - отвечает Марсель выключая радио, - Говорят, что над Землей зависла оранжевая летающая тарелка."
Il Bastardo

Ехидная сказка для Акари

Старый Ю был гончар. Однажы он задремал за своим кругом и ему приснилось, будто бы он Небесный Царь, которому снится, что он гончар Ю. Когда он проснулся, то так удивился этому, что решил узнать смысл сна у старого отшельника Шу. Но когда пришел к его пещере, того не оказалось на месте. Ожидая его у пещеры он задремал и опять увидел тот же сон. Во сне к нему пришел отшельник Шу и сказал: "Ю! Ты должен сделать горшок, прекраснее которого нет на свете." Когда он проснулся, то сразу понял, что во сне к нему приходил не отшельник Шу, но хитрый енот, обернувшийся отшельником. Он не подал вида, а сразу отправился за глиной для горшка. По дороге ему встретился Шу, который узнал его, но не успев ничего сказать, поскольку преисполнился нирваны и вознесся. Это так его насмешило, что он не смог удержаться на ногах и упал в дорожную пыль. Слезы смеха застилали его глаза и он не мог ничего видеть. Когда же он открыл глаза, рядом стоял отшельник Шу. Шу поклонился и сказал: "Весь мир спит под покрывалом Майи, но что увидишь ты, когда проснешься?" Услышав это и поняв ответ Ю проснулся. Что он увидел, вот вопрос.
  • Current Music
    Paganini - Caprice #5 - Itzha
Il Bastardo

(no subject)

Внезапно обнаружил себя, стоящим в темном коридоре перед огромным зеркалом. Разглядывая изображение медленно сделал шаг вперед. Это я? Да, это я. Пригладил вихор, поправил плащ. Подмигнул. В ответ изображение показало язык и отвернулось. Странное местечко. Кстати, где это я? Огляделся. Концы коридора теряются в темноте. Что ж, тогда без разницы куда идти. Хмыкнул и решительно зашагал направо. Недружелюбное изображение проводило взглядом из-за плеча. Ноги утопают в густой пыли, шагов не слышно, господи, да здесь никого не было веками! Еще одно зеркало. Дорогая, позолоченная рама, виньетки. В зеркале женщина. Рыжие волосы, голубые глаза, зеленое, цвета морской волны, платье. Знакомое лицо, я ведь её знаю. Флора! Флора, вот это кто! А я? Как звать меня? Не помню... "Здравствуй братишка" - насмешливо тянет Флора, "Гуляешь?" "Да вот, заглянул на огонек". Откуда-то пришло ощущение, что не следует афишировать свою забывчивость. Инстинкт? Или воспоминание? "Смотри, братишка, не заберись туда, где ты совсем не хотел бы оказаться", бросает Флора и исчезает. Мне остается только буркнуть "спасибо за заботу" и отправиться дальше. Еще зеркало, простая черная рама, никаких украшений. В зеркале - чудовище. Скалит клыки, подается вперед. "Здравствуй, папа. Не бойся, я помогу тебе. Это все мамины проделки". Странное наречие, но я его как-то понимаю. Хм, сестренка, затем сын. Стоит ли знакомится с остальной семейкой? Следующее зеркало попясано веревкой. Из-за треснутого стекла кажется, что лицо женщины в зеркале ассиметрично. Глаза залитые черным, бездонны. "Чего ты хочешь?", спрашивает она ровным тоном. Чего я хочу? Явно не тот вопрос, на который можно отвечать прямо, здесь надо подумать. "Скажи мне слово" - наконец прошу я. Женщина улыбается самыми краешками губ. "Янтарь!"
Да! Конечно! Как же я мог забыть!

"Я вспомнил! Ты - Фракир! А я... Я Корвин!.. А это еще один тупой фанфик на хроники", раздраженно хмыкнул принц Амбера и ушел в Тень.
Il Bastardo

(no subject)

Вчера был день вечного заката. Я не верил себе и поднимал часы к глазам раз в три минуты. 10:06, 10:09 отвечали они. А я не верил. Вокруг были закатные тени, закатные коты потягиваясь вылазили из окошек подвалов и закатные троллейбусы через силу ползли в парк. Я распинывал листья и лениво глядел на теплое небо. От асфальта поднималось марево и глядя на него хотелось в какие-нибудь другие земли. Хотелось скакать по пыльным дорогам, хотелось сидеть на веранде источенной термитами и тянуть текиллу улыбаясь в усы, хотелось сидеть на краю каньона и дышать полной грудью. Хотелось быть немной и нездесь. Но вокруг был закат и пыльный город и часы говорили, что этот закат вечный. И такая усталость навалилась, такая усталость...