?

Log in

No account? Create an account
В тот вечер они крались по крышам домов, тенями скользили по улицам, ныряли в подвальные окна, спускались с чердаков. Они собирались вместе и ложились в тени возле стен, в кусты вдоль заборов, под днища рыночных подвод. Они смотрели. Смотрели на то, как горят кресты, как текут по улицам нечистоты, как выбрасывают из трактира пьяных, как режут на улицах запоздавших, как трясут деревянным чашками калеки, как бредут по мостовым черные рясы. Они переговаривались.
- Надо взглянуть правде в глаза -- контакт провалился.
ДОМОЙ, ДОМОЙ, ДОМОЙ.
- Можно было бы попробовать колонизаторскую тактику как в Египте, но что бы это изменило.
ДОМОЙ, ДОМОЙ, ВОЗВРАЩАЙТЕСЬ ДОМОЙ
- Вчера в Брюгге за ночь сожгли три сотни наших. За ведьмовство и связь с сатаной. Диалог бессмыслен, да и не с кем его вести.
ВОЗВРАЩАЙТЕСЬ ДОМОЙ
- И на самом деле мы просто устали. Мы очень, очень, здесь устали.
ДОМОЙ

Профессор Ухо Лося окинул аудиторию внимательным взглядом, улыбнулся и присел на краешек стола.
- Завязывайте, - начал он лекцию, - Итак, в 351 году до Опоздания Кетцалькоатля население Европы вымерло окончательно. Хотя голод, войны и охота на "ведьм" внесли существенную лепту в этот процесс, основной причиной современная история называет эпидемии. Буйство оспы, холеры и в особенности чумы, помноженное на скученность жизни, антисанитарию и примитивную медицину не оставили так называемому "белому человеку" никаких шансов на выживание - он, выражаясь фигурально, оказался сброшен с мустанга истории безжалостной рукой ествественного отбора. Ближайшими его родственником следует считать, пожалуй, татаро-руссов, хотя такая точка зрения властями Китая рассматривается как провоцирующая сепаратиские настроения провинции Ордусь и потому, мягко говоря, в официальных кругах не популярна.

Ухо Лося выдержал паузу, давая студентам время законспектировать. Когда последний из них закончил скоровязь и отложил веревку в сторону, профессор продолжил.

- Несмотря на то, что между смертью последнего "европейца" и высадкой на берег острова Кимиван-анок скаутов Монтесумы прошло четыре столетия, мы достаточно четко восстановили картину произошедшего. Основным распространителем чумы являлись блохи, которых, в свою очередь, разносили по Европе зараженные крысы. Удобная среда обитания - в "европейских" городах не было даже элементарной канализации - и отсутствие природных врагов в городских условиях, привели к неконтролируемому росту популяции этих грызунов. Это, в свою очередь, усилило голод, крысы эффективно уничтожали запасы еды. Да, Низкая Луна, ты хочешь о чем-то спросить?
- Профессор, а как получилось, что в городе у крыс не было природных врагов?
- Хороший вопрос на который, к сожалению, у современной науки нет четкого ответа. Известно, что у "европейцев" были домашние животные, довольно успешно боровшиеся с грызунами, так называемые кошки. Однако с определенного момента против них началась планомерная война на уничтожение, по причинам, скорее всего, религиозного характера. Хотя это и достаточно сложно, представить себе религиозные постулаты, требующие уничтожения домашнего животного, да еще и в тот момент, когда люди в нем особенно нуждаются. Это, кстати, является одним из популярных аргументов сторонников теории суицидального характера "христианства". Впрочем, о внутренних противоречиях европейских религий мы еще поговорим. Так вот, даже принимая во внимание массовый характер, который приобрело в Европе истребление кошек, одним им нельзя объяснить их внезапное исчезновение. Во-первых, весьма подробные исследования, проведенные доктором Красная Тетива по этому вопросу, показывают расхождения в цифрах рождаемости и смертности у этих зверьков. На момент исчезновения их популяция была хоть и не велика, но все еще значима. А во-вторых, многочисленные источники указывают на то, что исчезновение кошек произошло, буквально, за одну ночь. Насколько нам известно, европейцы не были способны на организацию акций такого масштаба. Приходится признать, что мы не располагаем достаточной информацией, чтобы дать ответ на вопрос, куда делись кошки. Это одна из многочисленных тайн угасшей европейской цивилизации, на которую, быть может, дадите ответ вы.
Алиса вскочила на ноги и побежала за кроликом. Тот юркнул в нору за изгородью, Алиса, не думая о том, как же она будет выбираться, кинулась за ним и...
- Ой-ой-ой! - закричала Алиса, - Я лучше назад.
- Ай-яй-яй! - закричала она секунду спустя, - Нет, я лучше все-таки вперед.
- Ой-ой-ой! - наконец заголосила она, - Я лучше не вперед и не назад!
Тем временем кролик неторопливо подошел к Алисе, спрятал часы в жилетный карман и принялся внимательно ее разглядывать.
- Все ясно, - наконец сказал он, - Застряла.
- Это все потому, - жалобным голосом сказала Алиса, - Что у кого-то слишком узкие норы.
- Нет, - строго ответил кролик, - Это все потому, что у кого-то шибко буйное воображение. Твои сверстницы уже на Марсе побывали, в Марианскую впадину ныряли, спасали миелофон от космических пиратов, а ты все-то за кроликами бегаешь.
Алиса печально слушала.
Его обзывали: тухляком, прорвой ненасытной, масалыгой, идиотом, дерьмочистом, дерьмодралом и дерьмоедом, сирийской рыбой, римской смазкой, египетским котом, шавкой, сявкой и залепухой, колодой, дубиной и длинным колом, ибо сказано было, что знать его будут под разными именами, но лишь одно имя <есть> имя его истинное и даны ему будут уста, говорящие гордо и богохульно и поклонятся ему все живущие на земле, которых имена не вписаны в книгу жизни, ибо дана будет ему власть над всяким коленом и народом и языком и племенем.

Сумочка

- Хочу стразики! - ныла сумочка, - Хочу! Ну купи-и-и!..
Люди в магазине оборачивались, а какой-то невоспитанный папа даже показал сыну на сумочку пальцем.
- Стразики! - не унималась сумочка, - Купи! Купи! Купи!
- Замолчи! - придушенно прошипела на сумочку красная со стыда Лидочка, - Немедленно замолчи! Ты меня позоришь.
- Конечно, позорю, - немедленно согласилась сумочка, - Вишу на плече вся без стразиков, будто хозяйственная. Стыдно со мной такой по улицам ходить. А вот если купи-ить мне стразиков, то по улицам ходить сразу будет и не стыдно.
Лидочка дернула сумочку за ремень и торопливо направилась к выходу. Сумочка набрала побольше воздуха в боковые карманы и собралась уже снова завопить, но тут Лидочка ловко задернула на ней молнию, после чего та только и смогла, что беззвучно раздуваться да рассержанно дергаться на плече. Выйдя из магазина, Лидочка быстро пошла к метро, чувствуя, как горят у нее уши. Все-таки она так и не научилась достойно справляться с сумочкиными капризами -- инструкция говорила одно, самоучители толковали другое, а на форумах советовали все хором и сразу. Опытные же сумковладелицы со старших курсов на все ее расспросы только пожимали плечами, да отделывались неопределенными "это она у тебя просто первая, прывыкнешь еще" или "да как-то само собой получается"

- Ага, пожалела стразиков, - прошипела сумочка в тот момент, когда Лидочка сходила с эскалатора так, что она от неожиданности чуть не сломала каблук, - Родной сумочке дурацких стразиков пожалела. Ну ничего, ничего, я тебе это еще припомню. Вот ты меня следующий раз в театр поведешь, я улучшу момент и покажу твоему кавалеру, что ты во мне носишь. Вот он обрадуется!. Или вот пудру твою, суну тебе еще под руку, мечтай, как же! Поищешь ты ее у меня, ой поищещь! И ремни, знаешь, тоже вот бывают очень цеплючие, ага. Случается с ними такое. Особено к отходящим автобусам.
- Слушай, - прошептала Лидочка, - Ну хорош уже, а? Что ты прицепилась к этим стразикам? Давай я тебе лучше вот ремень новый куплю со стипендии, итальянский. Я в одном бутике на Воронежской видела продаются, классные такие.
- Черный? - заинтересовалась сумочка.
- Зачем черный? Желтый, кожаный. А хочешь, могу и черный.
- Лучше черный, - уточнила сумочка деловито, - Черный мне к пряжке хорошо подойдет, к внешней. Только не забудь.
- Не забуду, - пообещала Лидочка
- Ладно, - подобрела сумочка, - Если не забудешь, то ладно. Хотя, конечно, стразики...

- Вот здесь давай свернем, - быстро выдохнула сумочка, - Я знаю, как здесь срезать можно. А то опоздаем, час у перехода торчать придется.
Лидочка кивнула и свернула в проулок. Между общагой, где она жила, и остальным городом проходила железная дорога, и ровно в девять пятнадцать по ней шел обязательный неспешный товарняк. На сегодняшний же вечер у Лидочке были другие планы, нежели созерцание бесконечной вереницы вагонов. Она живо процокала каблуками по короткой освещенной дорожке, но войдя в темень, сбавила ход - здесь на земле могло оказаться что угодно, а ломать ноги не хотелось. Так что Лидочка внимательно выглядывала дыры в асфальте и потому не сразу заметила троицу, приросшую к стене дома, сразу возле беззубо раззявленного входа во двор.
- Цыпа, - равнодушно сообщила пространству одна из фигур, обнаружив, что Лидочка их заметила.
- С редиской, - добавила вторая фигура и оторвалась от стены, - Слышь, девушка, давай сумочку сюда.
Сумочка, услышав сиплое предложение неизвестного, задрожала у Лидочки на плече. Лидочка похлопала ее по боку и растерянно огрянулась.
- Не дури, девушка, - вступила в разговор третяя фигура, - Ну куда ты от нас побежишь, на каблуках? Давай сумочку, по-хорошему говорим.
Сумочка на плече принялась подпрыгивать и закручиваться на ремне. Вторая фигура сделала еще шаг вперед. Лидочка обреченно вздохнула.
- Хорошо, - сказала она чужим, хриплым голосом, - Сумочка? Возьми!

- А так, чтобы снаружи было меньше, а внутри больше, так вообще не бывает, - довольно болтала сумочка, - Это, если хочешь знать, против физики. А чего там в инструкции понаписали, про "сразу в нормальное состояние", так известно, чего они там в своих иструкциях пишут, умники эти.
- Да, да, - Лидочка дернула за ремень, хотя торопиться было уже некуда, проскочить до товарняка они не успели, - А ногу ты зачем тащишь? Тоже по законам физики?
- По законам охоты, - быстро возразила сумочка, - Нога моя заслуженная добыча. Я, если хочешь знать, развитое и любознательное существо с игривой натурой. Меня полагается поощрять, чтобы закреплять полезные навыки. Вот так.
Лидочка вздохнула, но возражать не стала, хотя и была уверена, что ничего сумочке поощрять не надо и она просто выпендривается. Сейчас сумочка с достоинством вышагивала сзади -- два метра в холке, узлы биомышц переливаются под черной, лоснящейся шкурой, обрубок ноги, все еще обутой в раздолбанный говнодав сорок длинного размера, зажат меж тридцатисантиметровых зубов из нержавейки, ограненых корундом -- и прохожие испуганно шарахались в стороны. Но сейчас Лидочке не было стыдно, сейчас ее переполняли гордость и непривычное, но очень приятное ощущение защищенности. "Всех троих, - думала она, - За четыре секунды. В два раза быстрее, чем обещано в инструкции. Вот так. Какая умница. Нет, надо, надо будет обязательно купить ей стразиков." Она протянула руку и потрепала сумочку по боку. Та довольно заурчала.

Прыгун

Недавно я смотрел фильм "Прыгун", про то, как один юноша научился телепортироваться между дюжиной декораций и обернул свое вновь приобретенное умение во зло: принялся грабить банки, шаблонно завоевывать сердце боевой подруги и заниматься бесстыдным продакт плейсментом. Противостоять ему взялись Паладины (именно так, Паладины) из NSA и некий англичанин с таким ужасающим кокни, что я неполиткорректно пожалел, что к фильму не шли субтитры и вообще подумал много обидных слов про британцев, которые держат в заложниках нашу королеву и потому теперь думают, будто могут делать с нашим языком все что пожелают. Фильм, впрочем, кончился хорошо, юноша всех победил. Потому как англичанин в голливудском фильме может победить только если его зовут Бонд, Джеймс Бонд, а черно-белый паладин не завоевал приз зрительских симпатий, поскольку вел себя хамски, нарушал пятую поправку, грубил госчиновникам и приносил ритуальные жертвы при помощи старинного, освященного веками оружия паладинов: псевдо-армейского ножа "Танто", 120 долларов США без налога в любой оружейной лавке. Понятно, что при таком раскладе, да еще и с такой губастой боевой подругой у юноши не было никаких шансов проиграть, хотя, надо признать, он и старался. Ну да я не об этом.

Мой кот, под воздействием благотворной силы исскуства, тоже решил пойти в прыгуны. Так что сегодня с утра, прямо перед тем, как зазвенел будильник, он решил опробовать новое умение и телепортировался своим длинным носом прямо мне в глаз. Я сказал коту, что я крайне не аппрешиэйт его прицельные скилы и не пошел бы он с кровати эвэй. Я спросонья вообще говорю на разной степени извращенности суржике, в зависимости от того, на каком языке мне показывали ночной сеанс сна. Сегодня же мне приснилось, что я снова в Алма-Ате, лето, стоит ужасная алмаатинская жара, и я уговариваю друга Бека плюнуть на все и поехать на Капчагай, пить пиво и плескаться в воде. Он же в ответ скучно заявляет, что пить пиво можно и дома, а вот на работе у него неприятности, ибо некий подчиненный пообещал устроить для корпоративного клиента видео-конференцию и не устроил, а клиент теперь, соотвественно, несчастлив. И я принимаюсь горячо убеждать Бека, что никакие видео-конференции при нынешнем уровне технического прогресса просто никак невозможны принципиально. Зачем этак я вру, сложно сказать, видимо, из любви к пиву и летним играм на воде. Потому что вокруг и впрямь жара, мы идем вниз по Гагарина, асфальт чуть плывет под сандалями, стоят очереди к бочкам с призывной рекламой "Квас" на борту и идут навстречу голоногие барышни в сарафанах. И тут я замечаю, что мы идем не просто так, мы идем облаченные в школьную форму, включая ранец (что на таком солнцепеке просто глупо) и шорты (что на таком солнцепеке как раз таки разумно, но для школьной формы несколько странно). И все это вовсе не наш каприз, но мы и в самом деле идем в школу, да еще и должны успеть туда хотя бы ко второму уроку. Так что тут уж я начинаю громко возмущаться, что я уже не мальчик, а наоборот дядя с пузом, что я успел поработать на пяти работах и откосить от армии и все это вовсе не для того, чтобы снова идти, судя по весу ранца, в пятый класс. Подозреваю, что слова про не аппрешиэйт взялись именно из этой сцены.

Но кот не оценил всей глубины и фрейдизма моих утренних грез, и так же бесталанно, как юноша из фильма, сделал вид, будто смутился и телепортировался под кровать, а оттуда, наверное, на голову Сфинкса, у которого, если верить фильму, от всех этих прыгунов уже лысина на макушке. Пока я умывался и одевался, кот оттачивал новый талант, метко прыгая на разложеную по кровати одежду или мне под ноги, пока я спускался с лестницы. Я оценил умения кота в развернутом критическом эссе, чем, надо полагать, окончательно уверил его в том, что я и есть наш местный Паладин. Что, однако, не помешало ему телепортироваться прямо к миске, едва я спустился в кухню. Но тут оказалось, что уж что-что, а телепортироваться к миске умеют все кошки, это вам не по римскому Коллизею скакать, а старинное, почетное умение рода кошачих, вот не надо. И это показывает, что в любом голливудском фильме, даже если главный герой обладает актерскими умениями некрупного баклажана, а сюжет заменяет компьютерная анимация, всегда найдется крупица истины.

Рональд Бош

Рональд Бош сидел за рулем своего шевроле “Малибу” и смотрел в небо. Было жарко, окна в машине были открыты, душно пахло асфальтом и выхлопом и по груди Рона за незастегнутой “гавайкой” ползли капли пота. Рон смотрел в выгоревшее небо, где распушив инверсионные хвосты на город опускались ракеты. Было тихо, водители в пробке наконец заглушили моторы и теперь тоже смотрели в небо. Рону мучительно хотелось курить.

Тут нужно прерваться и рассказать о Рональде Боше. Рональд, двадцатисемилетний европо-американец, не примечателен ничем. Маленький поселок, католическая школа, мечты о большом городе, университет штата, степень бакалавра, работа с бумажками, обшарпанный дом в спальном районе, подружка, похожая на мать в молодости. В пятнадцать лет Рон понял, что способен прыгать по времени. Хотя нет, не так. Он понял, как “сегодняшний” Рон, может перепрыгнуть в Рона “вчерашнего”, когда бы он там не был и переиграть, что бы он тогда не делал. Пятнадцатилетний Рон видел в этом удобный способ жульничать на экзаменах и побеждать в мальчишеских играх. И только. В семнадцать Рон обнаружил, что может прыгать не только назад, но и вперед, хотя лишь до определенного момента, после которого его встречает тугая пустота. Это пугало Рона и в то же время манило, от идеи смерти в семнадцать не кислит во рту, но сладко сосет под ложечкой. Так что он пытался вновь и вновь, пока, наконец, не нашел крайний срок, в который мог попасть. На чем и успокоился. В двадцать, Рон обнаружил, что может прыгать не только в себя, но и в какого угодно мужского предка по отцовской линии. Это заняло его надолго. Рон проверил рассказы отца о Вьетнаме, высадился в Нормандии, купил “Форд-Т” любого черного цвета, потерял ногу в госпитале под Атлантой, дрался с лоялистами, высаживался на “Мэйфлауэре” (в его случае корабль звали “Игл”), смотрел на казнь Карла Первого... Самый ранний срок в который он забирался был ледниковый период, -- охота на мамонтов с хлипкой палкой, к которой привязан камень, в реальности оказалась не таким увлекательным занятием, да и жизнь тогда была коротка и мучительна, так что дальше идти Рону не захотелось. Он еще какое-то время изучал особенности жизни в средневековой Европе и быт ранних поселенцев Запада, но потом и это его утомило и он перестал прыгать. Слишком много смертей, слишком много усилий для того, чтобы что-то изменить, слишком велико разочарование когда это не удается. Жизнь всегда остается жизнью и как ни меняй задники, на сюжет пьесы они не влияют. Рон пытался что-то сдвинуть, переменить ход времен, но у него не было и шанса, ведь Рональд Бош не примечателен ничем, так же как и все его предки, как и весь его род, что до самого начала времен служил перегноем истории -- не тем, что задает ее рост, но тем, что позволяет ей расти. И чтобы изменить это, в прошлое вместо Рона должен был прыгать совсем другой человек, а ему неоткуда было взяться, потому, что жизнь, которая могла бы его воспитать, Рон провел проживая чужие, прожитые жизни.

Рон открыл глаза на звук будильника и сладко потянулся. Он неторопливо и тщательно умылся, побрился, медленно оделся, спустился в гараж и сел в свой красный шевроле “Малибу”. Он доехал до центральной улицы и привычно влился в общий утренний поток, где машины двигались медленно, бампер к бамперу, но сегодня это его не злило. Без пяти девять, на Вакер драйв, в центральной линии, на зеленый свет, он заглушил двигатель и открыл окна. Вокруг бешенно сигналили, но Рон не обращал на это внимания и спокойно смотрел в знакомое с семнадцати лет выгоревшее небо. Вот водители стали замечать растущие белые хвосты и один за другим принялись глушить машины. Наконец стало тихо. Душно пахло асфальтом и выхлопом. Потрескивал нагретый металл. Рон достал из кармана пачку и с наслаждением закурил.
- Да-с, одна банда. Схема у них была простая, главарь приходил на прием к мэру и предлагал выплатить ему единовременный выкуп. "Беспроцентный заим с неограниченными сроками платежа". А не то угрожал наводнить город крысами. Показывал там пару трюков, что-то связанное с гипнозом, звуковыми волнами, я не в курсе. Да-с.
- А если мэр отказывался?
- Натурально наводнял. Шантаж, батенька, дело серьезное, болтунов не любит. После этого, как правило, шло предложение город от крыс наоборот избавить, да-с. Чудесно, чудесно работало.
- А если мэр не поддавался?
- Представьте себе, был один такой случай, то ли в Гомеле, то ли в Гамельтоне, уже и не припомню точно. Мэр оказался на редкость принципиальным типом.
- И как, шантажист ушел не солоно хлебавши?
- Какой там! Уйти-то он ушел, но затем вернулся и мэр сильно пожалел о своей принципиальности. Мерзавец, видите-ли, повторил свой фокус и наводнил город детьми.
- И как оказалось, фальшивый граф. Колдун, конечно, знался с нечистой силой, кошки у него какие-то, лилии в пруду. Стали расследовать, так в подвале нашли армию отравленных мышей, чтобы извести урожай этого года.
- Во-первых, не мышей, а львов, а во-вторых не граф, а герцог. Из семейства Рец.
- Львов! Ну вы скажете! То, что герцог, это правильно, герцог Жиль из Прованса, там моя внучатая племянница живет, но в подвале у него сидели никакие не львы, а самый настоящий людоед. Герцог скармливал ему маленьких мальчиков.
- Мальчики там действительно были, да только то были не живые мальчики, а деревянные куклы для наведения порчи. И герцог этот был никакой не герцог, а маркиз, маркиз Карабас.
- Карбофос!
- Иностранец...
- ...ровно в полночь обернулась отвратительной ведьмой, вся перепачканная, в каком-то рванье, адско захохотала и вылетела в окно. Нет, пытались остановить, конечно пытались. Сначала дворцовая стража, потом охрана на выходе, арбалетчики на стенах. Но стрелы, стрелы не берут...
- Вот я бы тех врунов, что распространяют такие отвратительные слухи!..
- Клянусь честью, чистая правда! Более того, когда гости собрались домой.... вместо карет.... поле сгнивших тыкв... и крысы, крысы!...

- Да! Да! Это была я, я! Все я! На балу я, потравы я, урожай... Только снимите, снимите, ради всего святого!
Великий Инквизитор молча подал знак и палач склонился к винтам "туфельки". С влажным чмоканьем хрустальные шипы вышли из плоти.
- Пятнадцатая, - задумчиво сказал Великий Инквизитор.
- Кто бы мог подумать!
Принц был бледен, его мутило, но покинуть дознание он уже не решался.
- Ведьмы злокозненны и хитры, - со знанием дела ответил Великий Инквизитор и машинально покрутил кольцо на пальце, - Ведьмой может оказаться любая. Да хотя бы вон та замарашка. Эй ты! Ну-ка иди сюда! Как тебя звать?
- Мы поднимаемся?
- Нет! Напротив! Мы опускаемся!
- Хуже того, мистер Сайрес, мы падаем!
- Вашими молитвами, Пенкроф!

Подводная лодка с ревом скользила над самой поверхностью бушующего океана, но как высоко не вздымались языки волн, они все же не могли дотянуться даже до днища обезумевшего аппарата.

- Ах, мистер Сайер, мистер Сайерс, - причитал моряк, - Говорил же я вам, что не следовало трогать этот "Наутилус". Честный корабль не должен ходить под водой и уж конечно, не должен летать. Скажите, Спилет?
- В самом деле - подал голос журналист, - Не можете ли вы объяснить нам, Сайерс, отчего подводная лодка Немо так внезапно выскочила из воды едва лишь начался шторм?
- Разумеется могу, - ответил с досадой инженер, - Мне следовало это предвидеть. Видите ли, Гедеон, капитан Немо, проектировщик аппарата, как вы сами могли заметить, индус...