Uesugi Eiri (eiri) wrote,
Uesugi Eiri
eiri

Categories:

Движущийся замок Хаула. Глава одиннадцатая.


Глава одиннадцатая. В которой Хаул направляется в странную страну в поисках заклинания.

Перевод книги "Howl's Moving Castle". Все права принадлежат автору, Диане Винни Джонс

Перевод: akari_chan

Как оказалось, ничто было всего в ладонь толщиной. За ней, в сером и дождливом вечере, была цементная дорожка, ведущая к садовым воротам. Хаул и Майкл стояли у ворот в ожидании. За воротами оказалась плоская, выглядящая очень твердой, дорога с домами по обеим ее сторонам. Софи, ежась под дождем, оглянулась назад, туда, откуда она пришла, и обнаружила, что замок превратился в дом из желтого кирпича с большими окнами. Как и другие дома, он был квадратным и новым, с парадной дверью из хлипкого стекла. Никого в округе видно не было – может быть, из-за дождя, но у Софи было ощущение, что, несмотря на множество домов в поле зрения, это на самом деле было где-то на окраине города.
- Когда закончишь любопытствовать, - позвал Хаул. Его ало-серая изысканность была затуманена дождливой моросью. В руках он крутил связку странных ключей, большинство из которых были плоские и жёлтые, и выглядели как дома вокруг. Когда Софи подошла, его очертания размылись, как будто морось вокруг него превратилась в туман. Когда же туман рассеялся, его одежда все еще была ало-серой, но совершенно других очертаний. Длинные рукава пропали, а все остальное стало мешковатым. Оно выглядело поношенным и потертым.
Камзол Майкла превратился в хламиду по пояс длиной. Он поднял ногу, обутую в холстяную туфлю, и уставился на голубые штаны, туго обтягивающие его ноги.
- У меня не сгибаются ноги, - сказал он.
- Привыкнешь, - ответил Хаул. - Софи, пойдем.
К удивлению Софи, он повел их обратно по садовой дорожке к желтому дому. Софи увидела, что сзади на его мешковатой куртке были загадочные слова: Уэлс Регби. Майкл следовал за Хаулом, шагая нарочито неловко из-за штанов. Софи оглядела себя и обнаружила в два раза больше худых ног, торчащих из-под юбки. В остальном других изменений она не нашла.
Хаул отпер дверь с матовым стеклом одним из ключей. Рядом с дверью на цепях висела деревянная табличка. «Ривендел», успела прочесть Софи, пока Хаул не затолкал ее в чистую и сияющую прихожую. Кажется, в доме были люди. Громкие голоса доносились из-за ближайшей двери. Когда Хаул открыл эту дверь, Софи увидела, что голоса доносились из большой квадратной коробки, на передней стороне которой двигались магические цветные картинки.
- Хауэл! - воскликнула женщина, сидящая перед коробкой с вязанием.
Она отложила вязание в легком раздражении, но она не успела встать, как маленькая девочка, которая очень серьезно смотрела магические картинки, оперевшись подбородком на руки, вскочила и повисла на Хауле.
- Дядя Хауэл! - закричала она, и запрыгнула на Хаула, обвив его ногами.
- Мари! - вскричал в ответ Хаул. - Как поживаешь? Ты хорошо себя вела?
После этого они перешли на иностранный язык, громкий и быстрый. Софи видела, что у них были особенные отношения. Она поразмышляла о языке, который звучал как глупая кастрюльная песня Кальцифера, но она была не уверена в этом. В промежутке между взрывами иностранной речи Хаул сумел вставить, как будто он был чревовещателем: «Это моя племянница, Мари, и моя сестра, Меган Парри. Меган, это Майкл Фишер и Софи э...»
- Хаттер, - сказала Софи.
Меган пожала им обоим руки в отстранённой и неодобрительной манере. Она была старше Хаула, но очень на него похожа, с таким же длинным, угловатым лицом, но глаза у нее были голубыми и полными беспокойства, а волосы – темнее.
- Ну замолчи же, Мари! - сказала она тоном, убившим иностранную беседу. - Хауэл, ты надолго?
- Забежал всего на минутку, - ответил Хаул, опуская Мари на пол.
- Гарис еще не вернулся, – сказала Меган многозначительно.
- Какая жалость! Мы не можем задерживаться, - сказал Хаул, улыбаясь теплой, фальшивой улыбкой. - Я подумал, что было бы неплохо представить тебя моим друзьям. И еще я хотел спросить кое-что, что может прозвучать глупо. Не потерял ли Нейл случайно задание по английскому недавно?
- Забавно, что ты это упомянул! - воскликнула Меган. - Он все обыскал в прошлый четверг! У него новая учительница по английскому, и она очень строгая и требовательна не только к правописанию. Застращала их, чтобы домашнюю работу сдавали вовремя. Не повредит Нейлу, этому маленькому ленивому дьяволенку! И в четверг он обыскал весь дом с верху до низу, и все, что он нашел, это древний листочек бумаги с записями...
- А, - сказал Хаул. - И что он с этим листочком сделал?
- Я сказала ему отдать листочек его Мисс Андориан, - сказала Меган. - Может, докажет, что он хотя бы старался.
- И он отдал? - спросил Хаул.
- Я не знаю. Спроси лучше Нейла. Он наверху, в гостевой комнате, с этой своей машинкой. - ответила Меган. - Но ты от него не добьешься разумного слова.
- Пойдемте, - сказал Хаул Майклу и Софи, оглядывающим сияющую коричнево-оранжевую комнату. Он взял Мари за руку и повел их из комнаты вверх по лестнице. Даже на лестнице был ковер, розово-зеленый. Поэтому процессия во главе с Хаулом передвигалась практически бесшумно, идя по розово-зеленой лестнице наверх, в комнату с желто-голубым ковром. Но Софи не была уверена, что двое мальчиков, скрючившихся над магическими коробками, стоящими на большом столе у окна, обернулись бы даже на армию с духовым оркестром. У главной магической коробки передняя сторона тоже была стеклянной, как у коробки внизу, но она показывала больше надписей и диаграмм, чем картинок. Все коробки заканчивались длинными гибкими стеблями, которые уходили корнями в стену.
- Нейл! - сказал Хаул.
- Не мешай, - сказал один из мальчиков. - Он потеряет жизнь.
Видя, что это вопрос жизни и смерти, Софи и Майкл подались к двери. Но Хаул, ничуть не смущенный убийством племянника, шагнул к стене и выдернул коробки за корни. Картинка на коробке испарилась. Оба мальчика произнесли слова, которые, как была уверена Софи, не знала даже Марта. Второй мальчик повернулся с криком: «Мари! Сейчас ты получишь за это!»
- В этот раз это была не я. Вот так! - закричала Мари в ответ.
Нейл повернулся дальше и обвиняюще уставился на Хаула.
- Как дела, Нейл? - добродушно сказал Хаул.
- Это кто? - спросил второй мальчик.
- Мой никудышный дядя, - ответил Нейл. Он нахмуренно посмотрел на Хаула. Темные волосы и толстые брови делали нахмуренность внушающей уважение. - Чего надо? Воткни шнур обратно.
- Вот оно, гостеприимство в долинах! - сказал Хаул. - Я воткну его обратно, когда задам тебе вопрос, а ты на него ответишь.
Нейл вздохнул. - Дядя Хауэл, вообще-то я играю в компьютерную игру.
- Новую? - спросил Хаул.
Оба мальчика сделали кислые мины.
- Нет, эту мне подарили на Новый Год, - сказал Нейл. – Тебе следовало бы знать, как они любят порассуждать о бесполезной трате времени и денег на бесполезные вещи. Следующую они мне дадут только на день рождения.
- Ну, тогда это просто, - сказал Хаул. – Ты не будешь против прерваться, раз ты уже так делал, и я дам тебе взятку в виде новой игры...
- Правда? - оба мальчика заерзали нетерпеливо, и Нейл добавил: - Ты можешь достать еще одну из тех, которых нет ни у кого?
- Да. Но сначала взгляни вот на это и скажи, что это такое, - сказал Хаул, держа перед Нейлом блестящий серый лист бумаги.
Оба мальчика посмотрели на него. Нейл сказал: «Это стихотворение» таким тоном, которым люди говорят «Это дохлая крыса».
- Это то самое, что мисс Ангориан задала на прошлой неделе, - сказал второй мальчик. – Я помню «ветер» и «плавники». Это про подводные лодки.
Пока Софи и Майкл рассматривали эту новую теорию, недоумевая, как они могли это не увидеть, Нейл воскликнул: - О! Это же моё навсегда утерянное домашнее задание. Где ты его нашел? А то забавное письмо было твое, да? Мисс Ангориан сказала, что оно ее заинтересовало – к счастью для меня – и унесла его домой.
- Спасибо, – сказал Хаул. – А где она живет?
- В квартире над чайной лавкой миссис Филипс, на улице Кардив, - ответил Нейл. – А когда ты мне дашь новую дискету?
- Когда ты вспомнишь продолжение стихотворения, - сказал Хаул.
- Это нечестно! – воскликнул Нейл. – Я даже не помню кусок, который тут написан. Ты просто играешься с моими чувствами! – Он замолчал, когда Хаул засмеялся, залез в один из мешковатых карманов и вручил ему плоскую коробочку.
- Спасибо! – сказала Нейл искренне, и без дальнейших церемоний повернулся к магическим коробкам. Хаул вставил клубок корней в стену, посмеиваясь, и поманил Майкла и Софи из комнаты. Оба мальчика немедленно устроили вихрь загадочных действий, в который Мари тоже умудрилась втиснуться, смотря с большим пальцем во рту.
Хаул поспешил к розово-зеленой лестнице, но Майкл и Софи оба застряли возле двери комнаты, недоумевая о происходящем. Внутри Нейл читал вслух: «Вы находитесь в заколдованном замке с четырьмя дверьми. Каждая открывается в другое измерение. В Первом Измерении замок постоянно двигается и может попасть в опасность в любую минуту...»
Софи подивилась знакомости услышанного, пока она ковыляла по лестнице. На середине спуска она наткнулась на очень смущенного Майкла. Внизу лестницы Хаул был в разгаре ссоры с сестрой.
- Что ты имеешь в виду, говоря, что ты продала все мои книги? – услышала она голос Хаула. – Как раз одна из них мне нужна. Как ты могла продать не свое?
- Перестань меня перебивать! – ответила Меган низким беспощадным голосом. – Слушай же наконец! Я сто раз тебе говорила, что я не склад твоих вещей. Ты – позор для меня и Гарета, шляешься везде в этой одежде, вместо того, чтобы купить нормальный костюм и выглядеть прилично, связался с бездельниками и тунеядцами и даже привел их в этот дом! Не пытаешься ли ты свести меня до своего уровня? После всего твоего обучения, и ты даже не попытался найти работу, ты только развлекаешься, тратя впустую все время в институте, тратя все то, что другие пожертвовали ради тебя, спуская деньги...
Меган была бы достойной соперницей миссис Фэйрфакс. Она все бубнила и бубнила без остановки. Софи начала понимать, как Хаул приобрел привычку ускальзывать. Меган была из тех людей, что вызывают желание тихо удалиться в ближайшую дверь. К сожалению, Хаул был прижат к лестнице, и Софи с Майклом застряли за ним.
- ... никогда и дня не проработал, не устроился на работу, которой я могла бы гордиться, позоришь нас с Гаретом, заявляясь сюда и балуя Мари, - безжалостно продолжала Меган.
Софи отодвинула Майкла в сторону и поковыляла вниз, пытаясь выглядеть достойно.
- Пойдем, Хаул, - величественно сказала она. – Мы действительно должны идти. Пока мы тут стоим, деньги утекают и твои слуги, возможно, продают золотое блюдо. Приятно познакомиться, - сказала она Меган, как только достигла конца пролета, - Но мы должны поторопиться. Хаул такой занятой человек.
Меган сглотнула и уставилась на Софи. Софи царственно ей кивнула и подтолкнула Хаула к стеклянной двери. Майкл был красный как рак. Софи это увидела, потому что Хаул повернулся, чтобы спросить Меган: - Моя старая машина еще под навесом, или ты ее тоже продала?
- У меня нет от нее ключей, - ответила Меган угрюмо.
Это оказалось единственным «до свидания». Входная дверь захлопнулась с треском и Хайл повел их к квадратному белому зданию в конце плоской чёрной дороги. Хаул больше не упомянул Меган. Он сказал, отпирая широкую дверь здания, - Я полагаю, строгая учительница английского обязана иметь копию этой книги.
Софи желала забыть то, что случилось после. Они ехали в повозке без лошадей, которая неслась с угрожающей скоростью, рыча, извергая дым и сотрясаясь, пожирая самые крутые дороги, которых Софи до этого не видела, дороги такие крутые, что она удивилась, что дома по обочинам не сползли в кучу вниз. Она закрыла глаза и вцепилась в какие-то куски, оторванные от сидений, и просто надеялась, что все скоро закончится.
К счастью, оно закончилась. Они приехали на плоскую дорогу с домами, прилепившимися с обеих сторон, к окну с белой занавеской и надписью, гласящей «ЧАЙ ЗАКРЫТ». Но, несмотря на эту запрещающую надпись, когда Хаул нажал на кнопку на маленькой двери рядом с окном, мисс Ангориан открыла дверь. Они все на нее уставились. Для строгого школьного учителя мисс Ангориан была удивительно юной, стройной и красивой. Копна иссиня-черных волос обрамляла ее оливково-коричневое лицо в форме сердца и огромные черные глаза. Единственное, что намекало на беспощадность в ней было то, как прямо и умно эти огромные глаза осмотрели и оценили их.
- Я попробую угадать и скажу, что вы Хауэл Дженкинс, - сказала мисс Ангориан Хаулу. Голос у нее был низкий и мелодичный, но тем не менее довольно уверенный в себе.
На секунду Хаул растерялся. Затем вступила его улыбка. И это, подумала Софи, было прощанием с приятными мечтами о Летти и миссис Фэйрфакс. И все потому, что мисс Ангориан была в точности той девушкой, в которую, можно не сомневаться, мгновенно влюбится такой, как Хаул. И не только Хаул. Майкл тоже уставился с обожанием. И хотя все дома в округе выглядели пустыми, Софи ни секунду не сомневалась, что они полны людьми, знающими все о Хауле и мисс Ангориан, и с интересом наблюдающими за развитием событий. Она могла чувствовать их невидимые глаза. Маркет Чиппинг был точно такой же.
- А вы, должно быть, мисс Ангориан, - сказал Хаул. – Я прошу прощения за беспокойство, но на прошлой неделе я допустил глупую ошибку и унес домашнюю работу по английскому моего племянника вместо одного важного документа, который был у меня с собой. Я понимаю, что Нейл отдал его вам как доказательство, что он не бездельничал.
- Да, - сказала мисс Ангориан, - Заходите и забирайте.
Софи была уверена, что невидимые глаза расширились и невидимые шеи вытянулись, когда Хаул, Майкл и она промаршировали в дверь мисс Ангориан и вверх по лестнице в крошечную и строгую гостиную мисс Ангориан.
Мисс Ангориан участливо спросила Софи: - Вы не присядете?
Софи все еще не оправилась после той безлошадной повозки. Она облегченно уселась в одно из двух имеющихся кресел. Оно не было особенно удобным. Комната мисс Ангориан была устроена не для комфорта, но для учения. Хотя многие предметы вокруг были странные, Софи поняла стены книг, и горы бумаги на столе, и папки, сложенные на полу. Она сидела и смотрела на смущенно глядящего Майкла и Хаула, разворачивающего свое обаяние.
- Какам образом вы узнали, кто я? – спросил Хаул очаровательно.
- Вы – источник множества сплетен в этом городке, – сказала мисс Ангориан, озабоченно перебирая бумаги на столе.
- И что же эти сплетники рассказали вам? - спросил Хаул. Он слегка облокотился на край стола и попытался заглянуть в глаза мисс Ангориан.
- Что вы исчезаете и появляетесь довольно непредсказуемо, - сказала мисс Ангориан.
- А что еще? – Хаул следил за движениями мисс Ангориан с таким выражением, что Софи знала, что единственный шанс Летти – если мисс Ангориан мгновенно влюбится в Хаула в ответ.
Но мисс Ангориан была не из той породы. Она сказала: «Множество других разностей, и мало хорошего», и заставила Майкла вспыхнуть, давая ему и Софи понять взглядом, что эти слова не предназначались для их ушей. Она протянула желтоватую бумагу с неровными краями Хаулу.
- Вот она, - сказала она строго. – Вы знаете, что это такое?
- Конечно, - сказал Хаул.
- Будьте любезны, скажите мне, - сказала мисс Ангориан.
Хаул взял бумагу. Некоторое время наблюдалась небольшая потасовка, потому что он попытался взять еще и руку мисс Ангориан. Она выиграла потасовку и убрала руки за спину. Хаул обезоруживающе улыбнулся и передал бумагу Майклу.
- Ты ей расскажи, - сказал он.
Зарумянившееся лицо Майкла зажглось, как только он взглянул на бумагу. – Это заклинание! О, я смогу его сделать – это же для увеличения, правда?
- Так я и думала, - обвиняюще сказала мисс Ангориан. – Я желаю знать, что вы собирались с этим делать.
- Мисс Ангориан, - сказал Хаул, - Если вы прислушивались к многим разностям обо мне, то вы должны знать, что я писал докторскую диссертацию по заклинаниям. Вы смотрите на меня как будто вы подозреваете меня в практике черной магии! Я вас уверяю, я никогда не сделал ни одного заклинания в жизни.
Софи не могла сдержаться и тихонько фыркнула, услышав эту наглую ложь.
- Положа руку на сердце, - добавил Хаул, раздраженно поднимая бровь в сторону Софи, - это заклинание только для целей изучения. Оно очень древнее и редкое. Поэтому я хотел получить его назад.
- Что ж, вы его получили, - сказала мисс Ангориан довольно резко. – Пока вы не ушли, может, вы вернете листок с домашней работой? Ксерокопии стоят денег.
Хаул охотно достал серый лист бумаги, держа его вне пределов досягаемости.
- Вот это стихотворение, - сказал он. – Оно крутится у меня в голове. Глупо, я знаю! – но я не могу вспомнить продолжение. Автор – Уолтер Рэлей, не так же?
Мисс Ангориан холодно на него взглянула.
- Определенно нет. Автор – Джон Донн, и стихотворение довольно известное. У меня есть эта книга, если вы желаете освежить его в памяти.
- Пожалуйста, - сказал Хаул, и судя по тому, как он следил за мисс Ангориан, когда она шла к стене книг, Софи поняла, что это и было настоящей причиной визита Хаула в эту странную страну, где жила его семья. Но Хаул не был выше убийства двух зайцев одним выстрелом.
- Мисс Ангориан, - умоляюще сказал он, следя за очертаниями ее фигуры, тянущейся за книгой, - не желаете ли поужинать сегодня со мной?
Мисс Ангориан повернулась, держа в руках большую книгу и выглядя еще более строго, ответила: - Не желаю. Мистер Дженкинс, я не знаю, что вы обо мне слышали, но вы должны знать, что я все еще обручена с Беном Суливаном....
- Никогда о нем не слышал, - сказал Хаул.
- Мой жених, - продолжила мисс Ангориан. – Он исчез несколько лет назад. Возвращаясь к стихотворению – хотите, я прочту его вслух?
- Да, прочтите, - сказал Хаул, ничуть не смутившись. – У вас такой прелестный голос.
- Тогда я начну со второго четверостишья, - сказала мисс Ангориан, - Так как первое у вас уже есть.
Она читала очень выразительно, не только мелодично, но и так, что второе четверостишье попало в ритм первого, что удивило Софи:

Ты родился с неправильным зрением,
Ибо вещи ты видишь насквозь.
Так скачи же, гоним вдохновением,
До седых белоснежных волос.
И когда ты вернешься - расскажешь мне
Про волшебные горы и пажити
Но красавиц что
Не кусаются
Ты не встретил в пути ни одной.

Если все-таки...

Хаул ужасно побледнел. Софи видела пот, проступающий на его лице.
- Благодарю вас, - сказал он. – Остановитесь. Не буду настаивать на концовке. Красавицы, которые не кусаются, да? Я вспомнил. Глупо, конечно же это Джон Донн.
Мисс Ангориан опустила книгу и уставилась на него. Он выдавил из себя улыбку: - Нам пора. Вы все еще не передумали насчет ужина?
- Все еще нет, - сказала мисс Ангориан. – С вами все в порядке, мистер Дженкинс?
- Более чем, - ответил Хаул и вытолкал Майкла и Софи вниз по лестнице, в ужасную безлошадную повозку. Невидимые наблюдатели в соседних домах, должно быть, подумали, что мисс Ангориан гналась за ними с саблей наперевес, судя по скорости, с которой Хаул их упаковал внутрь и сорвался с места.
- Что случилось? – спросил Майкл, пока повозка неслась, рыча и подпрыгивая, вверх по дороге, а Софи цеплялась за части сиденья в ужасе за свою жизнь. Хаул притворился, что не услышал. Поэтому Майкл подождал, пока Хайл не запер ее в сарай, и переспросил.
- Да так, ничего особенного, - легкомысленно ответил Хаул, ведя их обратно к желтому дому с надписью «Ривендел». – Ведьма с Пустоши поймала меня проклятьем, и все. Должно было случиться раньше или позже.
Он что-то подсчитывал в уме, пока открывал ворота в сад. – Десять тысяч, - услышала Софи его бормотание, - Это дает где-то День Летнего Солнцестояния.
- Что дает День Летнего Солнцестояния? – спросила Софи.
- Время, когда я проживу десять тысяч дней, - сказал Хаул. – И это, миссис Любопытство, - сказал он, ныряя в сад «Ривендела», - день, когда я должен буду вернуться к Ведьме с Пустоши.
Софи и Майкл встали как вкопанные, уставившись Хаулу в спину, столь загадочно названную «Уэлс Регби».
- Если я буду избегать русалок, - услышали они его бормотание, - и не прикоснусь к корню мандрагоры...
Майкл воскликнул: «Мы должны вернуться в этот дом?» и Софи воскликнула: «Что же теперь будет делать Ведьма?»
- Я содрогаюсь при одной только мысли, - сказал Хаул. – Нет, Майкл, внутрь заходить необязательно.
Он открыл стеклянную дверь. Внутри была знакомая комната замка. Сонные языки пламени Кальцифера отбрасывали бледные зелено-голубые отблески на стены в сумерке.
Хаул закатал длинные рукава и дал Кальциферу полено.
- Она меня поймала, старый голуболицый приятель, - сказал он.
- Я знаю, - ответил Кальцифер. – Я почувствовал, как оно схватилось.
Tags: Перевод, Хаул
Subscribe

  • Фарадей

    Лично против Фарадея сумасшедший ученый профессор Мориарти ничего не имел, его смущало немерянное самомнение коллеги. "Подумать только, он уверяет,…

  • Набоков

    Как ни странно, но писателя Набокова сумасшедший ученый, профессор Мориарти не только не не любил, но напротив, ненавидел лютой ненавистью. И ведь…

  • Хэмингуэй

    Хэмингуэя сумасшедший ученый, профессор Мориарти не любил. Но уважал. За хитрость. Правильно, попрутся ученые, художники да писатели всей толпой тест…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments