Uesugi Eiri (eiri) wrote,
Uesugi Eiri
eiri

Categories:
О, мои хаулопереводящие друзья. Отзовитесь, пожалуйста, расскажите мне как у нас дела. Готовы ли ваши главы и как именно они готовы. Если кому надоела эта затея и он решил бросить, тоже отзовитесь, мы с Акари подхватим.

И, кстати, о переводах. Нашел вот тут у себя один, старый. Так не пропадать же добру.

Вертушки ночи

Послушайте констебль, вот чего я действительно не понимаю - он что, интересуется блюзом? Потому что это Вэйн и есть. Блюзовый соляк. В смысле, если бы люди были музыкой, то Вэйн был бы одной из этих старый поцарапанных пластинок, знаете, переписанных сотню раз с оригинала на барабане фонографа или что у него там, с каким-нибудь старым бродягой по имени, например, "Глухой Апельсин" Робинсон, стоящим по колено в Миссисипи и гундящим себе в нос.
Как-то ожидаешь, что ему больше по нраву тяжелый рок или Митлоаф или что-то вроде того. Но думаю он всем интересуется. В конце-то концов.

Что? Ну да, это мой фургон с надписью "Адское Диско". Вэйн не водит, понимаете? Ему это просто неинтересно. Помню, когда я раздобыл свою первую машину, я водил, ну и чинил, а Вэйн все возился с радио, пытаясь выкрутить какую-нибудь пиратскую станцию. Ему было плевать куда мы едем, пока мы не забирались в низины, где нельзя поймать Каролину или Лондон или что там еще, а мне было плевать куда мы едем, пока мы ехали.
Меня всегда больше интересовали машины, чем музыка. Ну, до сих пор. Не думаю, что когда-нибудь еще сяду за руль. Пришлось бы вечно дергаться, кто вдруг может оказаться рядом, на пассажирском сиденье.

Извините. Эээ. Да. Дискотека. Ну, сделка была такая - с моей стороны фургон, со стороны Вэйна записи, а расходы на аппаратуру пополам. На самом деле идея была моя. В смысле, звучало неплохо. Вэйн жил со своей мамашей, но из-за его коллекции им приходилось ютиться в двух комнатах. Много народа собирают записи, но я полагаю Вэйн хочет... хотел, заполучить все, которые когда-либо были сделаны. В его представлении повеселиться это означало отправиться в какой-нибудь старый магазинчик в каком-нибудь маленьком городишке и рыться на полках до тех пор, пока не отыщется запись группы с имечком вроде "Сид Спутник и Космонавт". И что действительно забавно, по возвращении домой, он залезает на полку, отодвигает записи, а там лежит и ждет аккуратный коричневый конверт с именем и датой и всем, что там полагается.
Или подбивает меня отвезти его аж в Престон или куда там, чтобы отыскать какого-то парня, который теперь безработный водопроводчик, но в 1961 году, звался Ронни Секуин и добрался аж до 152 места в хит-парадах, просто чтобы проверить, нет ли у того лишней копии этой его записи, которая настолько дурацкая, что ее даже в специализированных магазинах не найдешь.
Вэйн был из тех коллекционеров, которые не потерпят прорехи в своей коллекции. Это была почти вера, серьезно. Он бы Джона Пила переболтал по любому вопросу, но записи в которых он действительно разбирался, так это те, которые он не мог раздобыть. Он годами ждал, чтобы добраться до, в сущности, демо-записи панк группы, которая перемерла от столбняка переколовшись булавками и к тому времени, как он заполучал пленку, он мог назубок рассказать всю ее историю, вплоть до имени уборщицы, подметавшей студию после записи. Коллекционер, что скажешь.
Так что я и подумал, что еще нужно, чтобы организовать дискотеку?
Ну, в основном, всего лишь все то, чего у Вэйна не было - внешний вид, приличная одежда, здравый смысл и способность молоть языком как идиот. Но тогда мы об этом не думали - я загнал свой "Капри", купил фургон и почти профессионально перекрасил его. Надпись "Электрокомпания Мидланда" можно заметить только если знаешь, где смотреть. Я хотел, чтобы он выглядел как фургон из "Команды-А", за исключением того, что их мог перепрыгнуть четыре машины и поскакать дальше, а у мой не способен перебраться через дорожный люк.

Да, я уже говорил с другим полицейским насчет налогов и страховки и техосмотра. Простите, сержант. И не волнуйтесь, я в жизни не сяду больше за руль. Никогда.

Мы перекупили кучу усилков и всякого этого барахла у Яна Куртиса из Вайриклифа, потому что он собирался жениться, а жена желала видеть его по ночам дома, рассовали объявления по новостным агенствам и принялись ждать.
Ну, люди не то чтобы кинулись со всех ног зазывать нас на свои вечеринки, они не совсем уловили Вэйновский стиль. Не нужно быть оратором, чтобы быть диджеем, все чего от тебя ждут это "Эй!" или "Круто!" или "А теперь оторвемся!" и все такое. А вот чего не ждут, так это когда все напились на свадьбе или вроде того, а кто-то, с глазами сверкающими не хуже прожекторов вдруг начинает задвигать что-то вроде: "С этой записью связана на редкость интересная история."
Однако, что забавно, со временем мы странным способом, но стали известны, всё благодаря слухам. Они начались, полагаю, после годовщины свадьбы моей сестры Берил. Она старше меня, ну вы понимаете. Так уж вышло, что Вэйн притащил не просто лучшую десятку, а почти каждую песню, которая выходила за год до того, как те поженились. Гости все были где-то их возраста, так что скоро комната была настолько залита ностальгией, что пошевелиться было трудно. Вэйн просто дал им прикурить, завел и прокатил с ветерком до отеля Воспоминаний.
После этого мы стали получать приглашения от более взрослых компаний, знаете, уже не дети, но и песок еще не сыпется. Мы были вроде как специальная дискотека. В перерывах люди подходили чтобы поболтать о том, какие замечательные песни из тех, что выходили в свое время, они могут припомнить и каждый раз выходило так, что записи оказывались у Вэйна в фургоне. У него было все, что они слышали. А скорее всего и то, чего они не слышали. Потому как о Вэйне точно можно был сказать одно - он был истинным коллекционером. Его не волновало, хорошая это была песня или плохая. Все что от нее требовалось просто быть.
Ну он, разумеется, так не считал. Он говорил, что в каждой записи есть что-то особенное. Ты мог считать, что все это просто куча мусора, но у него было все, что выходило за последние сорок лет и он на самом деле верил, что в каждой записи есть что-то особенное. Он любил их. Ночи напролет сидел в своей комнате, заставленной коричневыми конвертами, и слушал их одну за другой. Записи, забытые даже теми, кто из сделал. Клянусь, он все их любил.

Ладно, ладно. Но вам нужно все это знать, чтобы понять, что произошло потом.

Нас позвали на танцульки в честь Дня Всех Святых. Это точно был День Всех Святых, потому как эти маленькие гаденыши носились по улицам, крича "Угости или Подшучу!" и угрожая молочными бутылками.
Вэйн притащил кучу кассет "Монстр Мэш". Выглядел Вэйн ужасно, но я тогда не обратил на это внимания. В смысле, он всегда выглядел ужасно. Вполне понятно, если провести годы в комнате только и делая, что слушая музыку, а тут еще больное сердце и астма и все такое.
Танцы были.. ну можете себе представить. Бал, устроенный на День Всех Святых, чтобы собрать немного денег на обновление церкви. Вэйн сказал, что это чертовски забавно, но не сказал почему. Подозреваю, что-то заумное. Он всегда был такой, вечно знал что-то, чего другие не знали, за это его и лупили в школе, когда меня не оказывалось рядом. Он был из тех тощих мальчишек, у которых очки вечно склеены изолентой. Не припомню, чтобы он на кого поднял руку, кроме того случая с Грибом Гривсом, который сломал пластинку, что Вэйн купил на какой-то школьной дискотеке и нам вчетвером пришлось оттаскивать от него Вэйна, а потом еще забирать у него железный прут, и полиция там была и скорая и все такое.
Ну ладно.

Я разрешил Вэйну настроить аппарат, что вообще было большой ошибкой, но ему очень хотелось, а сам отравился к тому, что они там называли баром, то есть к паре сколоченных помостов накрытых тряпками.
Нет, ничего я не пил. Ну может стакан пунша, который на самом деле оказался фруктовым соком. Ну ладно, пару стаканов. Но я знаю что я слышал и уверен в том, что я видел. Вроде бы.

На таких вечеринках вечно одно и то же. Организаторы, несколько членов комитета и пара местных, которые забрели сюда, потому как кроме снукера и заняться нечем. Все в масках, но до костюмов руки не дошли, так что все выглядит так, будто Франкенштейн и компания одеваются в "Маркс и Спаркс". На стенах скаутские плакаты и эти особые церковные батареи, которые вроде как высасывают тепло. Пахло сменной обувью. И вроде как чтобы прикрыть все это, как воплощенное сосредоточение мира, вращался под потолком подвешенный к стропилам маленький зеркальный шар. Полуосыпавшийся.
Ну ладно, может и три стакана. Но в них плавали кусочки яблока. В серьезной выпивке не могут плавать кусочки яблока.

Вэйн начал с парочки быстрых номеров, чтобы разогреть толпу. Понятно, что я говорю образно. Никаких там буги-вуги на полу, все что можно было услышать, так это топот людей, которые уже не столь молоды, как себе представляют.
Как я уже сказал Вэйн не совсем подходил для этой работы. В эту ночь, в последнюю ночь, он был еще хуже чем обычно. Бормотал себе под нос и пялился на танцующих. Путал записи. Одну даже поцарапал. Не нарочно конечно, единственный раз когда я видел Вэйна действительно разозленным, ну кроме того случая с Грибо, был когда игра на виниле вошла в моду.
Все было действительно плохо, так что я подошел к нему в первом перерыве и, доложу я вам, он был такой потный, что на пульт капало.
"Это все тот парень в зале" - сказал он - "Вон тот, в пламени"
"Мафусаил?" - поинтересовался я.
"Не придуривайся. Черный костюм с блесками. Всю ночь изображает из себя Джона Траволту. Ну! Ты должен был заметить. На высокой платформе. С серебрянным медальоном, здоровым как тарелка. Череп-маска. Он был возле двери."
Я не видел никого подходящего под описание. Уж я бы запомнил.
Лицо Вэйна застыло от страха.
"Но ты должен был видеть!"
"В любом случае, что с того?"
"Он на меня пялится"
Я потрепал его по плечу. "Впечатлен твоей техникой, старина"
Я глянул в зал. Большинство народа отиралось теперь возле пунша, шельмецы. Вэйн схватил меня за руку.
"Не уходи!"
"Я просто собирался пройтись, подышать свежим воздухом"
"Не надо" - он подобрался - "Не уходи. Побудь рядом. Пожалуйста."
"Да что с тобой?"
"Пожалуйста, Джон. Он все смотрит на меня."
Он выглядел по настоящему испуганным и я сдался.
"Ладно. Но как увидишь, ты мне в него ткни"
Я оставил его успокоиться, а сам попытался разобраться с громоздящейся мешаниной розеток и переходников, которые были обычным вкладом Вэйна в дело повышения электробезопасности. Если бы у вас была такая же аппаратура что у нас... была, вы могли бы часами с ней возиться. В смысле, вы хотя бы представляете, сколько разных видов переходников... ну ладно.
Посреди следующей песни Вэйн выволок меня из-под стола.
"Вон! Видишь? Прямо посреди зала!"
В общем его там не было. Там была пара танцующих девчонок и все эти парочки, прикидывающиеся, будто семидесятые так и не наступили. Любой ковбой в бриллиантах смотрелся бы там как клубника в ирландской похлебке. Я понял, что мне пора применять такт и дипломатию.
"Вэйн," начал я, "Я полагаю ты тут уже почти сварился..."
"Ты его не видишь, да?"
Ну... нет. Хотя... Когда он указал... Я видел место.
Там был пяточек в центре зала куда никто не заходил. Не то, чтобы его избегали, понимаете, просто как-то у них получалось туда не попадать. Вроде как по чистой случайности. И оно там так и стояло. Немного перемещалось, туда, сюда, но не исчезало.
Да, я знаю, что кусок пола не может перемещаться туда-сюда, просто поверьте мне на слово - этот мог.
Песня заканчивалась, но Вэйн все еще был не в себе, чтобы свести ее со следующей. Так что заглушил ее другой, старой популярной записью.
"Все еще там?" спросил он выглядывая из-за стола.
"Немного ближе", ответил я, "Похоже ищет призовое место"
"... Я хочу жить вечно...."
Да, было бы неплохо.
"... Люди увидят меня и зарыдают...."
Народу было совсем мало, но пустое пятно все еще двигалось и танцоры его избегали.
Я спустился и вошел в него.
Там было холодно. ДОБРЫЙ ВЕЧЕР, сказали мне.
Голос шел со всех сторон и все вокруг словно бы замедлилось. Танцоры стали просто статуями в каком-то черном тумане, музыка низким гулом.
"Где ты?"
"ПОЗАДИ"
В таких случаях, первый позыв это резко повернуться, но вы удивитесь, как легко я с ним справился.
"Ты моего приятеля пугаешь", заявил я.
"У МЕНЯ НЕ БЫЛО ТАКОГО НАМЕРЕНИЯ"
"Отвали!"
"БОЮСЬ ЭТО НЕВОЗМОЖНО"
И тогда я повернулся. Он был за два метра ростом в этих башмаках на платформе. И действительно окружен пламенем, но это выглядело само собой разумеющемся. Вэйн сказал, что он был в черном, но Вэйн ошибся. Там вообще никакого цвета не было, просто дыра в форме одежды, ведущая Куда-то Еще. Черный по сравнению с этим выглядел бы высветленным белым. Он немного смахивал на Джона Траволту, ниже пояса, только на Джона Траволту, который уже три месяца как умер.
И действительно в маске-черепе. Я видел завязочки.
"Часто здесь бываешь?"
"Я ВСЕГДА РЯДОМ"
"Что-то я тебя не припомню" А должен бы был. Не каждый день встречаешь парня ростом в два метра и при этом весом килограмм в сорок пять, особенно тех, которые ходят, будто бы каждое движение обдумывают и ведут себя так, словно живы и мертвы одновременно, навроде Клифа Ричарда.
"У ВАШЕГО ДРУГА ЛЮБОПЫТНАЯ ПОДБОРКА МУЗЫКИ"
"Ну да, он вроде как коллекционер"
"Я ЗНАЮ. НЕ МОГЛИ БЫ ВЫ МЕНЯ ЕМУ ПРЕДСТАВИТЬ?"
"Я могу отказаться?"
"СОМНЕВАЮСЬ"

Ладно, может и четыре стакана. Но та старушка, которая их наливала сказала, что там была только апельсиновая мякоть и домашняя наливка, а она выглядела чистым божьим одуванчиком. Даже не смотря на маску оборотня.
И я знаю, что танцоры все стояли как влитые и музыка была будто слабое жужжание, и все эти синие и пурпурные тени вокруг. В смысле, от выпивки такого не бывает.

Вэйна это не затронуло. Он стоял с открытым ртом и пялился на нас.
"Вэйн", - начал я, - "Это..."
"ДРУГ"
"Чей?" - поинтересовался я и не то, чтобы я задирался, потому как он был окружен здоровым пламенем и носил эти знаете серебрянные браслеты на запястьях, которыми можно линкор пришвартовать и они выглядели на месте, хотя запястья его были тощие словно чистая кость, что тоже бодрости не прибавляло. Я думал, что мне уже пора сделать выводы, но не знал откуда начать. Голова моя словно была набита шерстью.
"ВСЕХ, ответил он, РАНО ИЛИ ПОЗДНО. КАК Я ПОНИМАЮ, ВЫ В КАКОМ-ТО РОДЕ КОЛЛЕКЦИОНЕР."
"Ну, немного.." начал Вэйн.
ПОЛАГАЮ, ПОЧТИ СТОЛЬ ЖЕ УВЛЕЧЕННЫЙ КАК И Я, ВЭЙН.
Вэйн просветлел. Да, это был Вэйн. Клянусь, его пристрелить можно было и он бы снова ожил, если бы выдался случай поговорить о своем увлечении, простите, смысле жизни.
"Ха!", - отозвался он, "Вы коллекционер?"
"НЕСОМНЕННО"
Вэйн уставился на него. "А мы раньше не встречались?" - спросил он. "Я бываю на большинстве встреч коллекционеров. Нас Блэйнхейновском Звукозаписывательном Фестивале и Аукционе не были?"
"НЕ МОГУ ПРИПОМНИТЬ. Я БЫВАЮ В МАССЕ МЕСТ."
"Ну это там, где у аукционера был сердечный приступ."
"АХ ДА. ПРИПОМИНАЮ, ЧТО ЗАСКОЧИЛ НЕНАДОЛГО."
"Не слишком удачные там были сделки"
"НУ КАК СКАЗАТЬ. ЕМУ БЫЛО ВСЕГО СОРОК ТРИ."

Ну ладно, инспектор, может и шесть стаканов. А может это вовсе и не выпивка была. Но бывает у вас иногда такое чувство, что вы можете заглянуть в будущее? Нет? Ну ладно. Может я и был не в себе, но все это мне не нравилось. Да и любому бы не понравилось. Даже вам.
"Вэйн", сказал я, "Завязывай сейчас же. Если ты сосредоточишься, он исчезнет. Давай, соберись немного. Пожалуйста. Вдохни поглубже. Это все неправильно."
Кирпичная стена напротив обратила на меня больше внимания. Я знал какой может быть Вэйн, если он встретился с коллекционером. У них были эти встречи по субботам. Можно было встретить их в магазинах. Странный народ. Но никто из них не был настолько странен как этот. Этот был смертельно странный.
"Вэйн!"
Они оба не обратили на меня ни малейшего внимания. У меня в голове маленькая часть мозга подпрыгивала, орала и тыкала пальцем, так что я просто не мог поверить о чем они говорят.
"ДА, Я ДОСТАЛ ИХ ВСЕХ," - заметил он поворачиваясь к Вэйну "ЭЛВИС ПРЕСЛИ, БАДДИ ХОЛЛИ, ДЖИМ МОРРИСОН, ДЖИМИ ХЕНДРИКС, ДЖОН ЛЕННОН..."
"Довольно обширная подборка, с музыкальной точки зрения", заметил Вэйн, ""Битлз" у вас все?"
"ПОКА ЕЩЕ НЕТ."
Клянусь, они стали говорить о записях. Помню, наш приятель Друг рассказывал, что заполучил полную подборку композиторов семнадцатого, восемнадцатого и девятнадцатого столетий. Полагаю, так оно и есть, а?
Мне всегда приходилось драться вместо Вэйна, еще с начальной школы и тут все уже зашло достаточно далеко. Я схватил Друга за плечо и врезал прямо в центр его скалящейся маски.
А затем он поднял руку и я почувствовал, как мой кулак врезается в невидимую стену, вязкую как патока и он снял свою маску и сказал мне пару слов, а затем подошел к Вэйну и очень вежливо взял того под руку.
И затем усилители взорвались, потому что, как я и говорил, Вэйн не слишком разбирался в переходниках, а проводку в церковном зале сделали в 1800 году или вроде того, и затем все эти украшательства загорелись и все заорали и заметались вокруг и толпа вынесла меня с полуобгоревшими волосами прямо к стоянке и затем холл вспыхнул как фейерверк.

Нет, я не знаю почему его так и не нашли. Что, даже зубов не нашли?
Нет. Понятия не имею, где он. Не думаю, что он что-нибудь кому-нибудь должен.
Но мне кажется, он нашел себе новую работу. Коллекционер который собрал их всех - Пресли, Хендрикса, Леннона, Холли - и Вэйн единственный коллекционер у которого когда-либо была их полная дискография. Так что Вэйн не упустит такой шанс. Где-бы он сейчас не находился, он очень осторожно вынимает их из обложек и крутит со всей любовью на вертушках ночи...

Прошу прощения, говорю сам с собой.

Но одно меня удивляет. Ну, на самом деле, куча всего, но сейчас всего одно.
Не могу понять, отчего наш приятель Друг нацепил маску.
Да потому, что под ней он выглядит совершенно также, ты идио.. офицер.

Что он мне сказал? Ну, полагаю, что к каждому он приходит своим, привычным способом. Возможно он просто хотел мне намекнуть. Так что он сказал - ВОДИ ОСТОРОЖНЕЙ.
Нет. Нет, спасибо, я лучше пройдусь.
И да. Я буду осторожен.
Tags: Перевод, Хаул
Subscribe

  • Великие фотографы в интернете.

    Это пересказ поста из блога The Online Photograper. Оригинал находится по этому адресу:…

  • (no subject)

    И вот еще. Граждане хаулопереводящие, имейте совесть - или присылайте уже переводы или признавайтесь, что не вытанцевалось. Четырнадцатая глава и…

  • Нейл Гейман. "Где вы берете идеи?"

    Статья Нейла Геймана, перевод, понятное дело, мой. В каждой профессии свои подвохи. У врачей, например, всегда просят халявных медицинских советов.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments

  • Великие фотографы в интернете.

    Это пересказ поста из блога The Online Photograper. Оригинал находится по этому адресу:…

  • (no subject)

    И вот еще. Граждане хаулопереводящие, имейте совесть - или присылайте уже переводы или признавайтесь, что не вытанцевалось. Четырнадцатая глава и…

  • Нейл Гейман. "Где вы берете идеи?"

    Статья Нейла Геймана, перевод, понятное дело, мой. В каждой профессии свои подвохи. У врачей, например, всегда просят халявных медицинских советов.…