Uesugi Eiri (eiri) wrote,
Uesugi Eiri
eiri

Categories:

Движущийся замок Хаула. Глава восьмая.


Глава восьмая, в которой Софи уходит из замка в нескольких направлениях сразу.

Перевод книги "Howl's Moving Castle". Все права принадлежат автору, Диане Винни Джонс

Перевод: onyx
Редакция: akari_chan

Утром Кальцифер чувствовал себя отлично, и Софи вздохнула с облегчением. Хаул был настолько рад, что, относись она к нему получше, Софи, может быть, была бы даже тронута его участием.

Я уже боялся, что она тебя укатала, пузырь ты газовый, – говорил он, присев перед очагом и чертя рукавами своего камзола дорожки в пепле.

– Вовсе нет! Я просто устал, – ответил Кальцифер, – Что–то тянуло замок назад, а я еще никогда его так не гонял.

– А ты больше не давай ей собой командовать, – сказал Хаул. Он встал и изящно отряхнул пепел со своего серо–алого камзола. – Майкл, сегодня займись своим заклинанием. Если король пришлет кого–нибудь, скажи, что я убыл по неотложным личным делам, вернусь завтра. Я иду к Летти, но ему об этом знать необязательно.

Он взял гитару, повернул ручку зеленым вниз, и открыл дверь. Снаружи под облачным небом расстилались холмы.

Пугало стояло наготове. Стоило Хаулу открыть дверь, как оно, бросившись вперед, боднуло его репой прямо в грудь. Гитара жалобно тренькнула. Тихонько взвизгнув, Софи вцепилась в кресло. Уперевшись в грудь Хаула, пугало медленно ворочалось, пытаясь просунуть руку в дверь. Судя по тому, как напрягся Хаул, пугало обладало недюжинной силой и было полно решимости проникнуть в замок во что бы то ни стало.

Кальцифер высунулся из очага, рядом с которым застыл изумленный Майкл.

– И вправду пугало! – воскликнули они оба хором.

– Да что вы говорите, – прохрипел в ответ Хаул. – Ни за что бы не поверил!

С трудом уперев ногу в косяк, он напрягся и выпихнул пугало наружу с такой силой, что оно, неуклюже перевернувшись в воздухе, с треском влетело в вереск, растущий неподалеку. Тут же, не тратя ни секунды, словно чертик из коробки, оно вскочило на свою единственную ногу и снова запрыгало к замку. Хаул поспешно положил гитару на порог и сбежал по ступенькам ему навстречу.

– Ну нет, дружок, – проговорил он и выставил вперед одну руку. – Отправляйся–ка ты откуда пришел.

Он медленно пошел вперед, по–прежнему держа руку перед собой. Пугало немного отступило, подпрыгивая медленно и осторожно. Когда Хаул остановился, оно тоже замерло, стоя своей единственной ногой в гуще вереска и покачиваясь туда–сюда, словно выжидая удобного момента для нападения. Тряпье, свисающее с его рук, развевалось на ветру, словно в насмешку над рукавами Хаула.

– Значит, ты не уйдешь, – сказал Хаул. Голова–репа медленно качнулась сначала в одну сторону, потом в другую. Нет.

– Боюсь, что уйти тебе все–таки придется, – сказал Хаул. – Софи тебя боится, а когда она напугана, неизвестно, чего от нее ждать. Вообще–то, если подумать, то ты и меня самого немного пугаешь.

Медленно, с видимым усилием, он поднял руки высоко над головой и выкрикнул какое–то непонятное слово, наполовину заглушенное неожиданным ударом грома. В тот же миг пугало взвилось в воздух и полетело. Оно летело все дальше, размахивая руками, словно протестуя, трепеща по ветру лохмотьями – все выше и выше, дальше и дальше, пока не стало сначала пятнышком в небе, потом точкой на фоне облаков, а потом и исчезло совсем.

Хаул опустил руки, утер лицо тыльной стороной ладони и повернулся к двери.

– Беру свои слова обратно, Софи, – отдышавшись, сказал он. – Это чучело было вовсе не безобидным. Скорее всего, именно оно мешало замку двигаться вчера. Тут явно замешано какое–то волшебство, пожалуй, одно из самых сильных, что я встречал. Может, это пугало – все, что осталось от того, кто последним нанял тебя прибирать?

В ответ Софи лишь криво улыбнулась. Ее сердце опять ее подводило. Поняв, что с ней что–то не так, Хаул перепрыгнул через гитару на пороге, взял Софи под локоть и усадил в кресло.

– Тихо, тихо, спокойно...

Софи почувствовала, как между Хаулом и Кальцифером что–то произошло, хотя Хаул держал ее за руку, а Кальцифер по–прежнему высовывался из каминной решетки. Как бы то ни было, сердце ее внезапно утихомирилось. Хаул переглянулся с Кальцифером, пожал плечами и повернулся к Майклу, как оказалось, затем, чтобы дать тому целую гору наставлений по поводу того, как заставить Софи провести остаток для в покое. Потом он подобрал с порога гитару и, наконец, ушел.

Софи лежала в кресле, делая вид, что чувствует себя в два раза хуже, чем на самом деле. Она решила выждать, пока Хаул уйдет достаточно далеко. Было досадно, что он также направлялся в Маркет Чиппинг, но она наверняка дойдет туда, когда он уже отправится обратно. Самым важным было не наткнуться на него по пути туда. Она тайком наблюдала за Майклом. Тот, расправив заклинание, задумчиво чесал в затылке. Софи подождала, пока он не начал что–то выискивать в больших кожаных томах, стоящих на полке, и с безнадежным видом делать какие–то заметки. Когда ей показалось, что он ушел в дело с головой, она пробормотала несколько раз как бы про себя: "Ох, как тут душно!..."

Майкл не обращал на нее ни малейшего внимания.

– Ужасная духотища, – сказал она, поднимаясь из кресла и направляясь к двери. – Свежий воздух! – Она открыла дверь и ступила наружу. В тот же момент Кальцифер остановил замок, и Софи приземлилась в заросли вереска. Она огляделась. Дорога, идущая в Верхнюю Створку, песчаной змейкой вилась в вересковых зарослях совсем неподалеку. Ничего удивительного. Кальцифер всегда заботился о том, чтобы Хаулу было удобней. Софи заковыляля по направлению к тропинке. Внезапно ей стало немного грустно. Она знала, что будет скучать по Майклу и Кальциферу.

Она почти дошла до самой дороги, когда сзади раздался окрик. Софи обернулась. Майкл прыжками мчался к ней по склону, а за ним едва поспевал высокий черный замок, переваливаясь с боку на бок и испуская тревожные облака дыма изо всех четырех башенок.

– Ты что это делаешь? – спросил он, поравнявшись с ней. По тому, как он на нее посмотрел, Софи поняла, что Майкл боится, что после приключения с пугалом она немного спятила.

– Я прекрасно себя чувствую! – проговорила она с возмущением. – Я просто решила навестить сес… то есть, внучку своей сестры. Ее тоже зовут Летти. Теперь тебе ясно?

– Где она живет? – потребовал Майкл. Как будто Софи могла не знать.

– Верхняя Створка, – ответила она.

– Но туда же десять миль в один конец! Нет, отпустить тебя я не могу. И вообще, я обещал Хаулу, что ты будешь отдыхать и что я не буду спускать с тебя глаз.

– Ха! – Софи возмутилась до глубины души. Теперь Хаул вдруг считал ее полезной. Наверняка потому что хотел, чтобы она поговорила с королем. – Ха!

– Кроме всего прочего, – сказал Майкл, который, видимо, начал понемногу понимать происходящее, – Хаул наверняка также направился в Верхнюю Створку.

– Я в этом уверена, – отрезала Софи.

– Так ты волнуешься за свою внучатую племянницу! – догадался наконец Майкл. – Понятно. Но все равно я не могу тебя отпустить.

– Ну тогда я пошла сама, – сказала Софи.

– Но ведь если Хаул тебя увидит, он будет в бешенстве, – продолжал Майкл, развивая свою мысль. – Ведь я дал ему слово, и он разозлится на нас обоих. Ведь тебе же нужно отдыхать!

Софи была готова броситься на него с кулаками. Вдруг он воскликнул:

– Постой! У нас в чулане лежит пара семилиговых сапог!

Он схватил Софи за сухое запястье и потащил вверх по холму, к замку, с такой скоростью, что ей пришлось даже немного подпрыгивать, чтобы не запутаться в траве.

– Но ведь, – проговорила она, задыхаясь, – семь лиг это же двадцать одна миля! За два шага я буду на пол–дороге к Портхавену!

– Не совсем, – отвечал Майкл. – Каждый шаг будет длиной в десять с половиной миль, а это как раз расстояние до Верхней Створки. Если мы возьмем по одному сапогу и пойдем вместе, то я не спущу с тебя глаз, ты не будешь перенапрягаться, и мы окажемся там раньше Хаула, так что он даже и не узнает, что мы там были. Это избавляет нас от всех трудностей!

Майкл был настолько доволен собой, что у Софи не хватило духу ему возразить. Она пожала плечами и подумала про себя, что все равно Майклу лучше бы узнать правду о двух Летти до того, как они примут свой настоящий вид. Так будет честнее, решила она. Но когда Майкл приволок сапоги из чулана, у нее появились сомнения в успехе всей затеи. Потому что до сего момента она считала их парой старых приплюснутых кожаных ведер, почему–то потерявших свои ручки.

– Засовываешь сразу всю всю ногу, вместе с ботинком, – объяснял Майкл, волоча два тяжелых, ведроподобных предмета к двери. – Хаул сотворил такие сапоги для королевской армии. Не совсем такие, конечно. Это – опытный образец. Настоящие у нас получились полегче и более похожими на сапоги.

Они уселись на ступеньки и надели каждый по сапогу.

– Повернись в направлении Верхней Створки перед тем как сделать шаг, – предупредил Майкл. Они встали на ноги, обутые в обычные ботинки, и осторожно повернулись лицом к Верхней Створке.

– Пошли!

Вжик! Окрестности понеслись мимо них с такой скоростью, что все слилось в две полосы, зеленую снизу и сине–серую сверху. Воздух вцепился Софи в волосы и тянул назад каждую морщинку на лице с такой силой, что она подумала, не останется ли она с половиной лица за каждым ухом.

Полет окончился также внезапно, как и начался. Кругом было тихо и солнечно. Они стояли по колено в лютиках посреди пустыря в Верхней Створке. Корова, пасшаяся неподалеку, удивленно на них уставилась. За коровой, в тени деревьев, тихо дремали домики с соломенными крышами. К несчастью, сапог–ведро был очень тяжелым, и, приземлившись, Софи покачнулась вперед.

– Не опускай ногу! – прокричал Майкл, но было поздно.

Раздался еще один "вжик" и все опять слилось и размылось, и Софи обнаружила себя в Створчатой Аллее, почти в самом болоте.

– Ох, ну надо же! – сказала она и запрыгала на одной ноге, чтобы развернуться.

Вжик! Верхняя Створка, и опять нога в ведре–сапоге тянет вперед. Софи мельком увидела, как Майкл в прыжке пытается ее поймать. Вжик! «Черт!» – раздраженно воскликнула Софи. Опять кругом расстилаются холмы, черная угловатая громада замка мирно ползет неподалеку, и Кальцифер забавляется пусканием дымовых колец из одной из труб. Больше Софи ничего не смогла увидеть – ее ботинок зацепился за вереск и ей пришлось шагнуть еще раз.

Вжик! Вжик! На этот раз Софи побывала, очень недолго, на главной площади Маркет Чиппинг и на огромном газоне перед чьим–то поместьем.

– Ох! Ой! – по возгласу на каждое место. И опять, влекомая своей собственной инерцией – вжик! – Софи оказалась где–то в поле, раскинувшемся в конце долины. Рядом с ней пасся огромный рыжий бык. Он оторвал от травы свою тяжелую морду с продетым в нос кольцом, смерил ее взглядом и медленно опустил вперед свои огромные рога.

– Не злись, не злись, я ухожу! – прокричала Софи, лихорадочно прыгая на одной ноге. Вжик! Снова у поместья. Вжик! Центральная площадь. Вжик! А вот и замок. Софи уже немного освоилась. Вжик! Вот и Аппер Фолдинг но как же тут останов... Вжик!

– Ах, да чтоб тебя! – в сердцах воскликнула Софи, опять стоя на краю болота.

На этот раз она не спеша развернулась, тщательно прицелилась, медленно сделала шаг вперед и – вжик! – очень удачно попав ногой в коровью лепешку, с разбегу уселась на землю. Майкл оказался рядом, и прежде, чем она успела сделать хоть одно движение, проворно стащил с нее сапог–ведро.

– Спасибо! – выдохнула Софи. Она ужасно запыхалась. – Похоже, сама я никогда б не остановилась!

По дороге к дому Миссис Фэйрфакс сердце Софи билось быстрее чем обычно, но это было вполне нормально – так бьется сердце человека, который только что очень быстро много чего переделал. Она вдруг поняла, что очень благодарна Хаулу и Кальциферу.

– Красивое место, – заметил Майкл, пряча сапоги под забором Миссис Фэйрфакс.

Софи кивнула. Дом Миссис Фэйрфакс был самым большим в городке. Белые стены с черными балками оканчивались соломенной крышей, и, насколько Софи помнила, дорожка, ведущая на веранду, проходила через сад, утопавший в цветах. Над верандой нависали целые заросли жимолости и белого шиповника, как бы соревнуясь, кто больше задаст работы пчелам, жужжание которых переполняло сад. В Верхней Створке стояло прекрасное летнее утро.

Миссис Фэйрфакс сама подошла к двери. С пшеничного цвета волосами, убранными в тяжелое кольцо, обрамляющее голову, она была из тех полных, успокаивающих женщин, что заставляют забыть о всех трудностях, стоит лишь на них взглянуть. Софи вдруг поняла, что немножко, совсем–совсем чуточку, завидует Летти. Миссис Фэйрфакс перевела взгляд с Софи на Майкла.

– Доброе утро, – сказала она вежливо. Софи вздохнула в ответ. Миссис Фэйрфакс, конечно, видела Софи в прошлом году, когда ей было семнадцать, но навряд ли она смогла узнать ее сейчас, в девяностолетней старухе.

– Это двоюродная бабушка Летти, – сказал Майкл. – Она хотела бы с ней поговорить.

– Я так и знала, что это лицо мне знакомо! – воскликнула Миссис Фэйрфакс. – Определенно есть фамильное сходство. Пожалуйста, проходите. Летти сейчас немного занята, но я могу угостить вас медом с булочками, пока вы ждете.

Она приоткрыла пошире входную дверь. Тут же мимо нее наружу протиснулась огромная колли. Оттолкнув Софи с Майклом, собака понеслась в ближайший цветник, ломая на ходу цветы.

– Остановите его! – вскрикнула Миссис Фэйрфакс, пускаясь вдогонку. – Только его мне сейчас не хватало!

Некоторое время прошло в беспорядочной беготне. Собака, беспокойно скуля, бросалась из стороны в сторону, миссис Фэйрфакс и Софи гонялись за собакой, перепрыгивая через цветники и мешая друг другу, а Майкл гонялся за Софи, крича: "Стой! Тебе будет плохо!" Потом собака скачками кинулась за угол дома. Тут Майкл сообразил, что если остановить собаку, то остановится и Софи. Он перепрыгнул наискосок через цветник, забежал за угол и в прыжке крепко ухватился обеими руками за шерсть колли, уже почти вбежавшей во фруктовый сад, раскинувшийся за домом.

Зайдя на негнущихся ногах за угол, Софи увидела Майкла, оттаскивающего собаку. У него было такое лицо, что Софи испугалась, не стало ли плохо ему самому. Но Майкл так часто дергал подбородком в сторону сада и корчил такие рожи, что Софи быстро поняла, что там что–то происходит. Она высунула голову за угол дома, ожидая увидеть пчелиный рой или что похуже.

Среди поросших мхом старых яблонь в полном цвету, на фоне ряда ульев, стояло белое садовое кресло, в котором сидела Летти, а рядом с креслом, одним коленом на траве, стоял Хаул и держал ее за руку. Он выглядел очень благородным и сгорающим от любви, и Летти лучезарно ему улыбалась. Но самым странным в этой сцене, на взгляд Софи, было то, что Летти ни капли не была похожа на Марту, а была сама собой – обыкновенной прекрасной Летти. Ее бело–розовое платье словно было сшито из яблоневого цвета над их головами, блестящие черные локоны были перекинуты через плечо, и глаза сияли любовью к Хаулу.

Софи ошеломленно оглянулась на Майкла, все еще оттаскивающего скулящую собаку.

– Он, наверно, взял с собой скоростное заклинание, – растерянно прошептал он в ответ.

Тут подоспела запыхавшаяся миссис Фэйрфакс, поправляя на ходу растрепавшийся локон.

– Негодник! – негодующе прошептала она колли. – Еще раз такое случится, и я тебя во что–нибудь превращу!

Колли виновато моргнул и вжался в землю.

– Домой! Иди в дом и сиди там! – она недвусмысленно ткнула пальцем в сторону дома. Колли стряхнул с себя руки Майкла и крадучись исчез за углом.

– Огромное тебе спасибо! – сказала миссис Фэйрфакс, когда они втроем последовали за собакой. – Этот пес непременно попытается укусить гостя Летти. Домой! – прикрикнула она, увидев, что колли хотел обогнуть дом с другой стороны. Собака смерила ее обиженным взглядом и печально побрела к двери, ведущей с веранды в дом.

– Эта собака не так глупа, как кажется, – заметила Софи. – Миссис Фэйрфакс, вы знает, кто он, этот гость?

– Конечно! Волшебник Пендрагон, Хаул, или еще как он там себя называет, – Миссис Фэйрфакс усмехнулась. – Мы, конечно, не даем ему знать, что нам все известно. Было забавно, когда он появился тут, назвав себя Сильвестром Оаком, потому что он совершенно меня не помнил, а я его узнала сразу, хотя волосы у него были черными – раньше, когда он еще ходил в учениках...

Теперь Миссис Фэйрфакс стояла, выпрямившись и скрестив руки, в полной готовности продолжать говорить хоть целый день, чему Софи не раз была свидетелем.

– ... Он был последним учеником моей наставницы, ну знаете, последним, перед тем, как она перестала учить. Когда был жив мистер Фэйрфакс, он иногда просил меня перенести нас обоих в Кингсбери, чтобы посмотреть какое–нибудь представление, – я легко могу перенести двоих, если не торопиться, – и я всегда навещала старенькую миссис Пентстеммон. Она всегда очень радуется, когда ее выпускники ее навещают. И однажды она представила нам молодого Хаула. О, как она им гордилась! Вы же знаете, среди ее учеников был сам волшебник Сулиман, и, по ее словам, Хаул был лучше вдвое!...

– Но раве Вам не известна его репутация? – перебил Майкл.

Вступать в разговор с миссис Фэйрфакс было все равно что впрыгивать в крутящуюся скакалку. Нужно было очень внимательно выбрать момент, но, попав внутрь, можно было оставаться там надолго. Миссис Фэйрфакс слегка повернулась к Майклу.

– Большей частью это просто сплетни, я думаю, – начала она. Майкл открыл было рот, чтобы возразить, но скакалка продолжала вращаться.

– ... и я сказала Летти: "Дорогая моя, вот твой шанс!" Я прекрасно знала, что Хаул может научить Летти в двадцать раз большему, чем я, потому что – и я вовсе не стыжусь этого, – голова у Летти намного более ясная, чем моя, и она вполне может стать равной Ведьме с Пустоши, только в противоположном смысле, конечно. Летти – очень хорошая девушка, и я к ней очень хорошо отношусь. Если бы миссис Пентстеммон до сих пор преподавала, я бы послала Летти к ней прямо завтра, но увы. Так что я сказала: "Летти, вот волшебник Хаул, который за тобой ухаживает, и отвечать на это взаимностью и позволить ему стать твоим учителем – не самое худшее, что ты можешь сделать. Такая пара, как вы, может пойти далеко." Я думаю, что Летти сначала отнеслась к этой затее весьма прохладно, но в последнее время она смягчилась, а сегодня все идет совсем замечательно.

Тут миссис Фэйрфакс сделал паузу, чтобы благосклонно улыбнуться Майклу, и Софи, выжидавшая подходящего момента, впрыгнула в разговор.

– Но я слышала, что Летти была влюблена в кого–то другого!

– Влюблена? Скорее, ей этого кого–то другого просто жалко, – миссис Фэйрфакс понизила голос. – Ужасное, ужасное положение! никакая девушка не сможет этого преодолеть, – прошептала она, – Я ему так и сказала. Мне самой его очень, очень жаль...

– Э? – только и смогла выдавить из себя Софи.

– ... но это страшное и очень сильное заклинание. Какая жалость! – продолжала миссис Фэйрфакс, – Но я просто обязана была ему сказать, что не с моими способностями пытаться снять то, что наложено Ведьмой с Пустоши. Хаул, конечно, мог бы ему помочь, но он не может просить Хаула о помощи в таком деле, не так ли?

Тут Майкл, который все время нервно оглядывался на угол дома, на случай если появится Хаул, смог все–таки наступить на скакалку, сказав: "Мне кажется, нам пора".

– Вы точно не хотите попробовать моего меду? – спросила миссис Фэйрфакс, – Знаете, я добавляю его почти во все мои заклинания!

И опять она заговорила, не останавливаясь, на этот раз о магических свойствах меда. Майкл и Софи целенаправленно двигались по дорожке к калитке, и миссис Фэйрфакс шла за ними, не переставая говорить и бережно поправляя цветы, поломанные собакой. Софи лихорадочно пыталась сообразить, как узнать, знает ли миссис Фэйрфакс о том, что Летти – это Летти, не вызывая подозрений у Майкла. Миссис Фэйрфакс остановилась, чтобы отдышаться и поправить большой люпин. Софи решилась.

– Миссис Фэйрфакс, а разве это не моя внучка Марта собиралась к вам в ученицы?

– Ах, проказницы! – сказала миссис Фэйрфакс, оторвавшись от люпинов, улыбаясь и качая головой, – Как будто я не смогу распознать свое собственное заклинание с медом! Но я сказала так: "Я не держу никого, кто не желает оставаться, и я с бОльшим удовольствием обучу кого–то, желающего учиться. Только вот что," сказала я, "Никаких трюков в моем доме я не потерплю. Ты остаешься тут, будучи сама собой, или не остаешься вообще". И все вышло как нельзя лучше, сами видите. Вы точно не хотите подождать? Спросите ее сами!

– Нет, нам пора, – ответила Софи.

– И мы очень торопимся, – добавил Майкл, беспокойно оглядываясь через плечо и вытаскивая сапоги из–под забора.

– На этот раз я буду тебя держать, – сказал он, выставив один сапог за калитку для Софи.

Миссис Фэйрфакс с интересом наблюдала за ним поверх забора.

– Надо же, семилиги, – сказала она, – Вы не поверите, я уже так давно их не видела. Очень удобная вещь для человека Вашего возраста, миссис ээ... я бы и сама не отказалась от пары. Так это от Вас у Летти способности к магии? Оно, конечно, не обязательно передается по наследству, но тем не менее...

Тут Майкл сильно потянул Софи за руку, оба сапога коснулись земли, и остаток фразы миссис Фэйрфакс – вжик! – утонул в мчащемся им навстречу воздухе. В следующую секунду Майкл уже упирался в землю, чтобы не удариться о стену замка. Дверь была открыта, и изнутри доносился голос Кальцифера.

– Эй! Дверь в Портхавен! – вопил он, – Кто–то тарабанит в нее уже целый час!
Tags: Перевод, Хаул
Subscribe

  • Великие фотографы в интернете.

    Это пересказ поста из блога The Online Photograper. Оригинал находится по этому адресу:…

  • (no subject)

    И вот еще. Граждане хаулопереводящие, имейте совесть - или присылайте уже переводы или признавайтесь, что не вытанцевалось. Четырнадцатая глава и…

  • Нейл Гейман. "Где вы берете идеи?"

    Статья Нейла Геймана, перевод, понятное дело, мой. В каждой профессии свои подвохи. У врачей, например, всегда просят халявных медицинских советов.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments

  • Великие фотографы в интернете.

    Это пересказ поста из блога The Online Photograper. Оригинал находится по этому адресу:…

  • (no subject)

    И вот еще. Граждане хаулопереводящие, имейте совесть - или присылайте уже переводы или признавайтесь, что не вытанцевалось. Четырнадцатая глава и…

  • Нейл Гейман. "Где вы берете идеи?"

    Статья Нейла Геймана, перевод, понятное дело, мой. В каждой профессии свои подвохи. У врачей, например, всегда просят халявных медицинских советов.…