Uesugi Eiri (eiri) wrote,
Uesugi Eiri
eiri

Categories:

Движущийся замок Хаула. Глава пятая.


Глава пятая, которая переполнена уборкой.

Перевод книги "Howl's Moving Castle". Все права принадлежат автору, Диане Винни Джонс

Софи решила, что единственное, что осталось, так это показать Хаулу какая она прекрасная домохозайка, ну просто чистое сокровище. Она убрала тонкие седые волосы под старую тряпку, закатала рукава, обнажив костлявые руки и повязала ветхую скатерть, найденную в чулане, на манер фартука. Большим облегчением было узнать, что вместо целого замка ей предстоит вычистить всего четыре комнаты. Она схватила ведро, метлу и принялась за работу.
- Что ты делаешь? - в ужасе закричали Майкл и Кальцифер в один голос.
- Прибираюсь, - твердо ответила Софи. - Это место просто позор.
- И вовсе незачем, - заявил Кальцифер
- Хаул выпнет тебя вон! - пробормотал Майкл
Но Софи не обратила на них никакого внимания. В воздух клубами взметнулась пыль.

В разгар уборки раздался стук в дверь. Кальцифер вспыхнул, закричал "Дверь в Портхевен" и громко чихнул, отчего крохотные пурпурные искры брызнули во все стороны сквозь стоящую столбом пыль. Майкл вышел из-за верстака и направился к двери. Софи подглядывала сквозь поднятую пыль и увидела, что в этот раз Майкл повернул квадратную ручку над дверью так, чтобы внизу оказалось голубое пятно краски. Затем он отпер дверь на улицу, которую было видно в окно.
На пороге стояла маленькая девочка.
- Пожалуйста, мистер Фишер, - сказала она, - Я пришла за заклинанием для моей мамы.
- Охранное заклинание для лодки твоего отца, не так ли? - уточнил Майкл, - Одну минуточку.
Он отправился обратно к верстаку и отсыпал немного порошка из кувшина, стоящего на полке, на квадратный листок бумага. Пока он был занят, маленькая девочка разглядывала Софи с таким же удивлением, с которым Софи разглядывала ее. Майкл завернул листок и направился обратно, говоря на ходу: "Передай, чтобы посыпала этим лодку. Та вернется домой даже в шторм."
Девочка взяла листок, отдала Майклу монету и спросила: "Что, Волшебник заставил работать на него еще и ведьму?"
- Нет, - ответил Майкл.
- Ты обо мне? - вмешалась Софи, - О да, дитя мое, я лучшая и самая чистоплотная ведьма во всей Ингарии.
Майкл захлопнул дверь и в крайнем раздражении обернулся.
- Теперь об этом будет болтать весь Портхевен, - сказал он, - Хаулу это может не понравится.
Он снова повернул ручку зеленым пятном вниз.
Софи захихикала про себя без малейшего раскаяния. Возможно она поступила глупей метлы, что была у нее в руках, а возможно, если все будут думать, что она работает на Хаула, ему придется разрешиться ей остаться. Девочкой Софи съежилась бы от стыда от такого поведения, а старушкой ей было все равно, что она говорила или делала. И она обнаружила, что так гораздо легче.

Она с любопытством заглянула через плечо Майкла, когда тот поднял камень в очаге, чтобы спрятать под ним монету, которую только что дала ему девочка.
- Что ты делаешь? - спросила она.
- Кальцифер и я пытаемся припрятать немного денег, - виновато признался тот, - Иначе Хаул спустит все до последнего пенни.
- Мот бесполезный! - протрещал Кальцифер, - Он растратит деньги, полученные от короля раньше, чем я сожгу это полено. Ветер у него в голове.

Софи побрызгала водой из раковины вокруг, чтобы пыль улеглась, и Кальцифер забился вглубь очага. Затем она снова подмела пол. Она мела в сторону двери, чтобы взглянуть вблизи на квадратную ручку. На четвертой ее стороне, которую пока не использовали, было черное пятно. Раздумывая, куда оно может вести, Софи принялась живо сметать паутину с балок. Майкл снова запричитал, а Кальцифер принялся чихать.
Из ванной показался надушенный Хаул. Она выглядел восхитительным щеголем. Даже серебряные фестоны и вставки на его костюме выглядели ярче. Он бросил быстрый взгляд вокруг и скрылся за дверями ванной, прикрыв лицо голубым с серебром рукавом.
- Остановись, женщина! - закричал он, - Оставь бедных пауков в покое!
- Эта паутина отвратительна, - заявила Софи, сматывая ее в ком.
- Тогда убери ее, а пауков не трожь.
Возможно, его злобность не распространяется на пауков, подумала Софи.
- Они соткут еще больше паутины, - не согласилась она.
- И будут убивать мух, что очень хорошо, - возразил Хаул, - Не размахивай метлой, пожалуйста. Мне нужно пройти.
Софи оперлась на метлу и проследила, как Хаул пересек комнату и взял свою гитару. Как только он взялся за дверную щеколду, она спросила:
- Если красное пятно ведет в Кингсбери и голубое в Портхевен, то куда ведет черное пятно?
- Экая ты пронырливая старушка! - воскликнул Хаул, - Оно ведет в мое личное убежище, а где оно, тебе и знать незачем.
Он отпер дверь на проплываеющие мимо вересковые холмы.
- Хаул, когда ты вернешься? - с легким отчаянием воскликнул Майкл.
Хаул притворился, что не расслышал. Он кинул Софи: "Не смей в мое отсутствие убивать пауков" и дверь за ним захлопнулась. Майкл бросил Кальциферу многозначительный взгляд и вздохнул. Кальцифер разразился злобным трескучим хохотом.

Раз уж никто не объяснил Софи, куда отправился Хаул, она решила, что тот снова ушел охотиться на юных девиц, и набросилась на работу с удвоенной силой. Она не посмела причинять вреда паукам, раз уж Хаул так ясно это ей запретил. Так что с воплями: "Вон, пауки! Марш с дороги!" она колотила по балками метлой. Пауки кинулись врассыпную и паутина посыпалась клочьями. После чего, разумеется, Софи снова пришлось подметать пол. Затем она опустилась на колени и принялась его скрести.
- Хотел бы я, чтобы ты перестала, - вздохнул Майкл, сидя на ступенях так, чтобы не мешаться Софи.
- А я хотел бы, чтобы мы никогда не заключали сделку, - пробормотал Кальцифер, прячась в глубине камина.
Софи продолжала яростно отскребать пол.
- Вы будете просто счастливы, когда здесь станет чисто, - заявила она.
- Но сейчас-то я несчастлив! - запротестовал Майкл.

Хаул вернулся заполночь. К этому времени Софи домелась и доскреблась до того, что не могла пошевелиться. Она сгорбившись сидела в кресле и у нее ныли все косточки. Майкл поймал Хаула за развивающийся рукав и утащил в ванную, чтобы Софи не могла расслышать, как он пылким шепотом разливается в жалобах. Впрочем, фразы вроде "ужасная старая склочница" и "ни слова не слушает" можно было ясно расслышать даже не смотря на рычание Кальцифера: "Хаул, останови ее! Она нас обоих уморит!"
Но единственное, что спросил Хаул, когда Майкл наконец его отпустил: "Ты убила хоть одного паука?"
- Ну разумеется нет, - выпалила Софи. Из-за боли она была очень раздражена. - Они бросились вон со всех ног, как только меня увидели. Что они такое? Все те девушки, чьи сердца ты съел?
- Нет - рассмеялся Хаул, - Просто пауки.
И он мечтательно отправился вверх по лестнице. Майкл вздохнул. Он отправился в чулан и не показывался до тех пор, пока не нашел там старую раскладушку, соломенный матрас и кое-какие тряпки. Она разложил кровать под лестницей.
- Сегодня вам лучше спать здесь, - сказал он Софи.
- Значит, Хаул разрешит мне остаться? - спросила она.
- Я не знаю! - раздраженно воскликнул Майкл, - Хаул никогда ничего никому не обещает. Я провел здесь шесть месяцев, прежде чем он заметил, что я здесь живу, и сделал меня подмастерьем. Я просто решил, что кровать всяко лучше кресла.
- Что ж, большое спасибо, - с благодарностью сказала Софи.

Постель и в самом деле оказалась удобнее кресла и если посреди ночи Кальцифер жаловался на голод, ей было легче прохромать к нему, чтобы дать другое полено.
На следующий день Софи беспощадно прочищала себе путь сквозь замок. И была очень собой довольна. Сказав себе, что она ищет зацепки, она вымыла окно, вычистила тинистую мойку и заставила Майкла убрать все с верстака и полок, чтобы отскрести их. Она выгребла все из шкафов и с балок и их тоже почистила. Она так часто двигала человеческий череп, что ей стало казаться, будто тот стал выглядеть таким же несчастным, как и Майкл. Затем она пришпилила старые простыни к балкам возле очага и заставила Кальцифера пригнуться, пока прочищала дымоход. Это ему не понравилось. Он разразился сухим злобным смехом, когда Софи обнаружила, что сажа разлетелась по всей комнате и ей нужно снова ее подметать. Это и было недостатоком Софи: она была неугомонна, но непоследовательна. Но в ее неугомонности был смысл: она решила, что не может заниматься генеральной уборкой без того, чтобы рано или поздно не наткнуться на хауловский склад девичьих душ, изжеваных сердец или чего угодно, что бы объясняло тонкости его сделки с Кальцифером. Ей подумалось, что как раз в трубе над Кальцифером можно устроить неплохой тайник. Но кроме кучи сажи, которую Софи отволокла в мешке во двор, там ничего не оказалось. Двор, с другой стороны, был следующим пунктом в ее списке возможных мест для тайника.

Каждый раз по возвращению Хаула, Майкл и Кальциер принимались громко жаловаться на Софи. Но Хаула, похоже не обращал на них внимания. Так же, как не обращал внимания на воцарившуюся вокруг чистоту. Или так же, как не заметил, что буфет теперь набит пирогами, вареньем и, время от времени, салатом.

Как Майкл и предрекал, по Портхевену расплозлись слухи. Люди стали являться, чтобы посмотреть на Софи. В Портхевене к ней обращались как миссис Ведьма, а в Кингсбери - мадам Волшебница. И хотя люди из Кингсбери были одеты получше, чем люди из Портхевена, ни там и ни здесь никто не желал обращаться к столь могущественной особе просто так. И Софи все время приходилось отрываться от работы, чтобы кивнуть или улыбнуться или принять подарок или позволить Майклу по-быстрому составить для кого-нибудь заклинание. Подарками оказывались то милые картинки, то нанизаные на нить ракушки, а то и полезные фартуки. Фартуками Софи пользовалась, а ракушки и картины развешивала под лестницей в своем углу так, что там вскоре стало совсем уютно.
Софи знала, что если Хаул выгонит ее, ей будет всего этого не хватать. И она все больше и больше боялась того, что он так и поступит. Ведь не мог же он вечно не обращать на нее внимания.

Следующей она вычистила ванную. Это заняло у нее уйму времени, так как Хаул слишком долго торчал там каждый день перед тем, как уйти. Но как только он уходил, Софи вторгалась в полную пара и ароматических заклинаний ванную, бормоча: "Ну-ка посмотрим, что там у нас с договором,". На самом деле главной ее целью была, разумеется, полка наполненная пакетами, горшочками и тюбиками. Она перетряхнула их все оправдываясь тем, что ей нужно отскрести полку, но проводила большую часть дня, тщательно исследуя их содержимое, чтобы выяснить, не указывают ли надписи КОЖА, ГЛАЗА и ВОЛОСЫ на то, что на самом деле внутри соответствующие части девушек. Пока, насколько она могла понять, все это были всего лишь крема, пудры и краски. Даже если они когда и были частями девушек, думала Софи, то не иначе как Хаул воспользовался содержимым тюбика ДЛЯ ГНИЛИ и смыл их всех в умывальник так тщательно, что теперь и следов не найти. Но она надеялась, что в пакетах была всего лишь косметика.
Она вернула все на полку и принялась за уборку. Ночью, когда она свернувшись в кресле страдала от боли, Кальцифер ворчал, что ему пришлось истратить на нее целый горячий источник.
- А где эти горячие источники? - поинтересовалась Софи, которой все было интересно.
- Под болотами Портхевена в основном, - ответил Кальцифер, - Но если ты не уймешься, то мне придется брать воду из-под Пустоши.Когда наконец ты перестанешь заниматься уборкой и примешься за поиски того, как разорвать мой договор?
- Всему свое время, - ответила Софи, - Как я вытащу подробности договора из Хаула, если его никогда нет дома? Он всегда так пропадает?
- Только когда волочится за девушкой, - ответил Кальцифер.

Когда ванная засияла чистотой, Софи взялась за лестницы и лестничные площадки. Затем она вторглась в маленькую комнату Майкла. Майкл, который к этому времени мрачно воспринимал Софи как разновидность стихийного бедствия, издал вопль ужаса и понесся по лестнице наверх, чтобы спасти свое самое ценное сокровище. Оно были в старой коробке под его крохотной изъеденной древоедкой кроватью. Когда он, тщательно оберегая коробку, поспешил обратно, Софи заметила голубую ленточку и бумажную розу поверх того, что было похоже на стопу писем.
- Так у Майкла есть подружка!, - сказала она себе, распахивая окно - оно тоже выходило на улицы Портхевена - и вывешивая постель просушиться на воздухе. Учитывая, насколько любопытной она была в последнее время, Софи сама себе удивилась, что не выспросила Майкла, кто его девушка и как ему удалось спрятать ее от Хаула.
Она вымела такое количество пыли и мусора из комнаты Майкла, что почти утопила в ней Кальцифера, пытаясь все это сжечь.
- Ты меня уморишь! Ты такая же бессердечная как и Хаул! - задушенно бормотал Кальцифер от которого виднелись лишь зеленые волосы и немного голубого лба.
Майкл положил свою драгоценную коробку в ящик в верстаке и закрыл его на ключ.
- Хотел бы я, чтобы Хаул к нам прислушался, - вздохнул он. - Почему он так долго возится с этой девушкой?

На следующий день Софи попыталась начать уборку дворика. Но в Портхевене был дождь, капли влетали в окно и попадали в камин, заставляя Кальцифера раздраженно шипеть. Двор был частью Портхевена, так что когда Софи открыла дверь, там тоже шел дождь. Она натянула фартук на голову и немного там осмотрелась, так что до того, как совсем промокнуть, она успела найти ведро известки и большую кисть. Она затащила их внутрь и взялась за стены. В чулане она нашла старую стремянку и побелила еще и потолок между балок. Следующие два дня в Портхевене все еще шел дождь, хотя когда Хаул открывал повернутую зеленым пятном вниз дверь и уходил на холмы, там светило солнце и тени от огромных облаков скользили по вереску быстрее, чем двигался замок. К тому времени Софи покрасила свой угол, лестницы, площадки и комнату Майкла.
- Что здесь случилось? - поинтересовался Хаул на третий день, - Вроде стало гораздо светлее.
- Софи, - трагичным голосом отозвался Майкл.
- Ну мне следовало догадаться, - хмыкнул Хаул и исчез в ванной.
- Он заметил! - прошептал Майкл Кальциферу, - Девчонка, должно быть, наконец дала слабину!
На следующий день в Портхевене все еще моросило. Софи затянула платок, закатала рукава и подпоясалась фартуком. Она вооружилась метлой, ведром и мылом и как только Хаул вышел за порог, снялась с места подобно престарелому ангелу возмездия, чтобы вычистить его спальню.
Она оставила ее напоследок, боясь того, что могло там обнаружиться. Она даже и заглянуть туда не посмела. И это было весьма глупо, размышляла она, хромая вверх по лестнице. Теперь было ясно, что всей серьезной магией в замке занимался Кальцифер, всю насущную работу делает Майкл, а Хаул только шляется, кадря девиц и использует этих двоих так же, как Фанни использовала ее. Софи и так не особо боялась Хаула, а теперь и вовсе чувствовала к нему только презрение.

Когда она добралась до площадки, то обнаружила в дверях спальни Хаула. Он стоял, лениво облокотившись о косяк и полностью перекрыв дорогу внутрь.
- Ну уж нет, - весьма любезно заявил он, - Спасибо, но я предпочитаю жить в грязи.
- А ты откуда взялся? - ошеломленно уставилась на него Софи, - Я же видела, как ты ушел.
- Я на это и расчитывал, - ответил Хаул, - С Кальцифером и бедным Майклом ты уже сделала все что могла, так что вполне логично было предположить, что сегодня ты накинешься на меня. И что бы там Кальцифер тебе не говорил, я, знаешь ли, все-таки волшебник. Или ты думала, что я и колдовать не умею?
Это разрушило все предположения Софи, но она лучше бы умерла, чем это признала.
- Все знают, что ты волшебник, юноша, - строго заявила она, - Но это не отмеяет того факта, что твой замок это грязнейшее место, в котором я когда-либо была.
Она заглянула в комнату из-под болтающегося голубого с серебряным рукава Хаула. Ковер на полу был засыпан мусором, словно птичье гнездо. Она мельком глянула на стены и полки, полные книг, некоторые из которых выглядели весьма необычно. Горы изгрызеных сердец нигде не было видно, но может она пряталась за или под огромной кроватью с балдахином. Балдахин был серо-белый, весь в пыли, словно специально мешающей ей разглядеть, что видно за окном.
- Эй-ей, - Хаул закрыл ей обзор рукавом, - Не нужно быть такой любопытной.
- Я не любопытна! - запротестовала Софи, - Просто эта комната...
- О нет, ты очень любопытная старушка, - прервал ее Хаул, - Ты устрашающе любопытная, кошмарная командирша и ужасающая чистюля. Охолонись, а то ты всех нас уже замучала.
- Но это же свинарник, - воскликнула Софи, - И я ничего не могу с собой поделать.
- Еще как можешь, - заметил Хаул, - Мне же нравится моя комната такой, как она есть. Ты должна признать, что если я хочу, то имею право жить в свинарнике. А теперь отправляйся вниз и займись чем-нибудь еще. Пожалуйста. Я терпеть не могу выяснять отношения.
Софи ничего не оставалось, кроме как похромать обратно с ведром, лязгающим на ходу. Она была потрясена и немного удивлена тем, что Хаул не вышвырнул ее вон из замка прямо тут на месте. Но раз уж не выбросил, решила она, возьмемся тогда за следующий пункт в списке. Она открыла дверь за лестницей, обнаружила, что дождь почти перестал и отправилась на вылазку во двор, где начала энергично разбирать кучу влажного мусора.
С металлическим клац! и легкой заминкой посреди огромного листа ржавого железа, который Софи как раз собиралась вытащить, появился Хаул.
- И не здесь! - заявил он. - Ты просто ужас какой-то, а? Оставь двор в покое. Я знаю что и где здесь лежит, а после твоей уборки ни за что не найдешь вещей, необходимых для перемещательных заклинаний.
Должно быть, подумала Софи, где-то здесь и прячется связка душ или коробка, набитая пожеванными сердцами.
- Но уборка это именно то, для чего я здесь! - из духа противоречия закричала она на Хаула.
- В таком случае, - ответил Хаул, - Тебе следует подыскать новый смысл жизни.
На секунду показалось, что он сейчас тоже потеряет терпение. Его странные выцветшие глаза внезапно сверкнули, но он взял себя в руки.
- А теперь беги внутрь, ты, зарвавшаяся старушенция, - сказал он, - И найди себе какую-нибудь другую забаву, прежде чем я рассердился. Я терпеть не могу сердиться.
Софи скрестила тощие руки на груди. Ей вовсе не нравилось, когда на нее сверкали похожими на стеклянные шарики глазами.
- Ну разумеется ты терпеть не можешь сердиться, - бросила она, - Ты вообще не терпишь ничего, что тебе неприятно, не так ли? Скользкий тип, вот ты кто! Ускользаешь от всего, что тебе не нравится!
- Ну теперь, - через силу улыбнулся Хаул, - Мы оба знаем недостатки друг друга. А сейчас марш в дом. Давай. Домой.
Он надвинулся на Софи и помахал рукой по направлении к двери. От этих взмахов его рукав зацепился за край ржавого железа и с треском порвался.
- Проклятье! - выругался Хаул, ловя развивающиеся голубые с серебром концы, - Ну посмотри, что ты наделала.
- Я могу заштопать, - сказала Софи.
Хаул одарил ее еще одним холодным взглядом.
- Ну вот опять, - сказал он, - Похоже ты обожаешь прислуживать!
Он аккуратно зажал разорванный рукав между пальцами правой руки и протянул его через них. Когда голубая с серебром ткань покинула его пальцы, на ней не осталось и следа разрыва.
- Вот, - сказал Хаул, - Ясно?
Присмиревшая Софи похромала к дверям. Ясно, что волшебникам не нужны обычные способы. А Хаул продемонстрировал ей, что он и в самом деле волшебник, с которым следует считаться.
- Почему он не выгнал меня? - спросила она наполовину себя, наполовину Майкла.
- Понятия не имею, - ответил Майкл, - Но думаю это из-за Кальцифера. Большинство людей его или вовсе не замечают или боятся до смерти.
Tags: Перевод, Хаул
Subscribe

  • Великие фотографы в интернете.

    Это пересказ поста из блога The Online Photograper. Оригинал находится по этому адресу:…

  • (no subject)

    И вот еще. Граждане хаулопереводящие, имейте совесть - или присылайте уже переводы или признавайтесь, что не вытанцевалось. Четырнадцатая глава и…

  • Нейл Гейман. "Где вы берете идеи?"

    Статья Нейла Геймана, перевод, понятное дело, мой. В каждой профессии свои подвохи. У врачей, например, всегда просят халявных медицинских советов.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • Великие фотографы в интернете.

    Это пересказ поста из блога The Online Photograper. Оригинал находится по этому адресу:…

  • (no subject)

    И вот еще. Граждане хаулопереводящие, имейте совесть - или присылайте уже переводы или признавайтесь, что не вытанцевалось. Четырнадцатая глава и…

  • Нейл Гейман. "Где вы берете идеи?"

    Статья Нейла Геймана, перевод, понятное дело, мой. В каждой профессии свои подвохи. У врачей, например, всегда просят халявных медицинских советов.…