September 7th, 2006

Il Bastardo

Фа. Unbalance.


Как не сказал Конфуций: чертовски трудно изменить себя в черной комнате, особенно, когда не знаешь, что, собственно, нужно менять. Взглянуть на себя со стороны никак не получается — куда не пойди, ты уже там, а взлететь, чтобы окинуть взглядом сверху, не пускает гравитация. Чувствую, как между мной сегодняшним и мной завтрашним стоит сэр Исаак Ньютон и жует яблоко.

***

Вдруг оказалось, что "зайчик" вцепилось в лексикон бультерьерской хваткой. Слежу за собой, тщательно подбираю слова, но вот на перекрестке зеленый сменяет красный, а окружающие водители высказывают все признаки желания остаться здесь на зимовку и я, не сдержавшись, злобно шиплю: "Зайчики!". Мгновенно поймав себя на проступке поправляюсь на ласковое: "Ка-азлы..."

***

"На дебатах в Кейптауне, - снова пишет мне сэр Артур Конан-Дойль, - В тот же день министр внутренних дел, по происхождению африканер, признал, что с государственной железной дороги за границей исчезло ни много ни мало 404 грузовых вагона."

Четыреста четыре! Как же я все-таки люблю, когда сквозь беспорядочные лоскутья реальностей нет-нет, да и проглянет серебрянная нить случайности, что сшивает quilt-жизнь воедино. На секунду кажется, что во всем в этом, проклятье, все же есть какой-то смысл.

***

Проезжаю мимо крематория и вдруг понимаю, что у него, вопреки утверждениям Григоряна, нет труб, но зато рядом, во дворе, стоит мачта релейки. Новые времена, новые веяния — теперь души покойных отпускают прямиком в Интернет.