April 17th, 2006

Il Bastardo

Герой - Укротитель.

Цирк был старый, битый дождями, жженый солнцем, трепаный ветром. Герой прошел вдоль стены ведя рукой по выцветшему полотну. Когда-то полосы на нем были красными и зелеными, но сейчас все они поблекли и измарались настолько, что стали черно-белыми. Черная полоса, белая полоса, черная полоса, белая, черная, вход. Герой нырнул внутрь и острожно, вытянув руки, пошел вперед.
- Слепой, что-ли? - раздался резкий, скрипучий голос.
- Нет, - ответил герой, - Просто с солнца, темно.
- А, - протянул голос и не сделав и попытки помочь умолк.
Герой еще некоторое время брел вперед, пока не споткнулся о барьер манежа. Он охнул, наклонился потереть ногу и словно только этого и ожидавшее к нему вернулось зрение. Он разглядел грязные опилки, устилавшие дно манежа, потертый бархат барьера, перепутанные веревки страховки, деревянные, неровно стоящие вокруг стулья и неподвижную фигуру, замершую на большой тумбе прямо по середине манежа.
- Ну, - буркнула фигура, - Будем знакомы. Я - Укротитель.
- Герой, - представился Герой.
- Настоящий? - недоверчиво спросил Укротитель.
Герой развел руками. Он привык к этому вопросу. Все-таки любой ожидает, что герой окажется высоким, мускулистым красавцем при мече или, на худой конец, при лучемете. То, что он будет гибким юношей в потертом пальто, длинном шарфе и шляпе с поникшими полями, никто не ожидает.
- Ну проходи, Герой, - пригласил Укротитель, - Зачем пожаловал?
- По геройской надобности, - опять таки привычно ответил Герой и нерешительно присел на краешек барьера, - Спасать.
- Кого спасать? - фыркнул Укротитель, - Кроме меня здесь никого нет, а мне, спасибо, спасение не требуется.
Герой вгляделся в хозяина цирка. Когда-то мускулистый, а теперь, скорее, просто полный здоровяк с воинственно торчащими вверх усами и заметной уже лысиной.
- Да, - кивнул Герой, - Вижу. Не требуется.
- Ну и до свидания, - отрезал Укротитель, - Или еще чего?
- А кого вы укрощаете? - поинтересовался герой не сделав даже попытки встать.
Укротитель, не упустивший этого, зло блеснул маленькими черными глазками из-под насупленных бровей.
- Людей, - ответил он недовольно, - Кого же еще.
- И где же эти люди? - улыбнулся Герой.
- Разбежались, - еще недовольней буркнул Укротитель, - Им, видишь ли, не нравится, когда их не любят.
- А вы их не любите? - спросил герой. Иногда эта необходимость вечно выставлять себя идиотом и задавать, задавать, задавать вопросы, которые от него ожидают, его здорово утомляла, но он терпел. По-геройски.
- Конечно не люблю! - довольно хохотнул Укротитель и выпрямился, - За что же их любить?
- Просто так, - негромко ответил Герой, - Ни за что.
- Вот именно, что не за что, - подскочил Укротитель, - Люди глупы, ленивы и надоедливы. Я всегда им это объяснял, но да где уж людям понять - нос воротили, да разбегались кто куда. И это еще лучшие. А худшие так собирались вокруг, заглядывали в рот и поддакивали, будто действительно что-то понимают. Идиоты. Этих приходилось прогонять пинками, а когда и просто от них удирать.
- А дальше что? - спросил Герой. Этот вопрос, впрочем, задавать было вовсе не обязательно, Укротитель разошелся.
- Дальше я продолжал объяснять людям, насколько они нелепы. Это для их же блага! - Укротитель принялся расхаживать перед тумбой взад и вперед, - Им же было бы лучше, если бы они поняли. Но никто не понимал. Глупцы, что сказать! Разбегались так, что приходилось ловить за рукав, втолковывать. Правда объяснять по-одиночке оказалось неэффективно, так что я придумал организовать цирк. Ну чтобы хоть как-то собирать людей вместе. Клоуны, акробаты, фокусники. Такие же жалкие как и все остальные. Я выступал с медведем. Сначала он танцевал, потом раскланивался, а затем я выходил на середину арены и обращался с речью.
Укротитель остановился, выпрямился, широко расставил ноги и набрал полную грудь воздуха.
- Я верю, верю, - торопливо перебил его Герой, - И что-же дальше?
- Сначала ушел медведь, - сник Укротитель, - Потом фокусники и акробаты. Потом шпагоглотатель. Ну и последними клоуны.
- А зрители?
- Какие зрители? - непонимающе уставился на Героя Укротитель, - Ах зрители! Зрители и вовсе не приходили. Да ладно, все равно я их не люблю. Никого. Поэтому мне одному лучше. Наверное.
Он остановился и наклонив голову уставился в пол.
- А вы попробуйте все сначала, - посоветовал Герой и поднялся с барьера, - С медведем, акробатами. И зрителями. Но только не надо им с самого начала объяснять, какие они ничтожные. Да и вообще не надо. Пусть мучаются. Правильно?
- А? - поднял голову Укротитель, - Мучаются? Но ведь они тогда не исправятся.
- Ну и что?
- Действительно... А зачем мне тогда это все?
- Затем, - вздохнул Герой, - Что чтобы не любить людей, нужно быть ими окруженным. Иначе кого-же прикажете не любить?
Укротитель уселся на тумбу и подпер голову рукой.
- Это надо обдумать, - пробормотал он.
- Обдумайте, - кивнул Герой и пошел к выходу.
Снаружи он вдохнул полной грудью, посмотрел в небо, потом достал из внутреннего кармана записную книжку и аккуратно записал на третьей странице - "Мизантропия". Затем хмыкнул, оттолкнулся от земли в взлетел. Ну хоть что-то героическое ему полагалось?
  • Current Music
    Аквариум - Шумелка