March 21st, 2006

Il Bastardo

(no subject)

Спасибо огромное всем, кто поздравил! Очень приятно.


Принято считать, что посланцы судьбы это очаровательные юноши с мягкими крыльями. Мой вечно выбирал обличия самые странные, но юношей так ни разу и не обернулся. Может и к добру.

- Слушай, - проскрипел он раздраженно, - Как же я помогу тебе найти свою судьбу, если ты сам не знаешь, чего хочешь?!
В этот раз он оказался старым плюшевым львом: стертый хвост, глаза-пуговицы. И скрипучий голос.
- Ну как же не знаю, - возразил я, - Очень знаю. Хочу найти лотерейный билет и сорвать ва-банк.
- Это не судьба, - отмахнулся лев, - Это кусочек судьбы, кульминация. Вроде как сказать, что "Остановись, мгновенье!" это весь "Фауст".
- А что тогда судьба? - я сидел верхом на стуле, положив руки на спинку, а подбородок на руки.
- Судьба, - наклонил лев голову, - Это если бы ты скитался без жилья, голодал, а потом, оборванный и несчастный, нашел этот самый билет, получил свои деньги, вознесся на вершину беззаботной жизни и обнаружил, что у тебя рак.
- Отдал бы все деньги детям-сиротам, - подхватил я, - Ушел в монастырь, вел праведную жизнь и излечился от недуга.
- Во! - поднял лапу лев - Понимаешь! Хочешь?
- Спасибо -- нет.
- Тогда хоти чего-нибудь другого. Внятного.
Я вздохнул. До рассвета оставалось всего ничего и из внятного хотелось забраться в постель и наконец выспаться. Но не скажешь же посланцу судьбы: "Проваливай, я спать хочу!". Не послушает. Я пробовал.
- Слушай, - спросил я, - Ну чего ты ко мне пристал?
- Велели помогать, - буркнул он, - Я помогаю. Не нужна будет помощь - уйду. Уж не от большой любви к тебе здесь торчу, не думай.
- Как же ты мне помогаешь? - удивился я, - Вот я тебе в прошлый раз что сказал? Хочу быть рок-музыкантом. Известным. И где?
- Но ты же не хотел быть рок-музыкантом, - он укоризненно взглянул на меня пуговицами, - Даже если опустить издевательский тон. Ты хотел славы рок-музыканта и личных группи, да что б пофигуристей. А хотеть быть музыкантом это репетировать по шесть часов в день, играть в разных ямах без названия, по холодным мотелям на гастролях жить, на умных критиков огрызаться...
- Погоди, погоди, это уж как-то слишком подробно получается, настоящий план. Если у меня будет план, то зачем, интересно, ты мне сдался? А?

Плюшевый лев безмолвно застыл в кресле напротив. Ну надо же. Ушел. Обиделся, что ли? Я встал, ухватил игрушку за ухо, бросил в угол, в кучу предшественников и отправился наконец спать.