February 20th, 2006

Il Bastardo

55

Адвокат.

Вечерний выпуск сообщил, что присяжные признали «Бостонского мясника» виновным. Таксист выключил радио и кивнул. «Есть на свете справедливость, - пробурчал он, - А ведь нашелся гнида-адвокатишка, который еще и защищал эту тварь.» Он глянул в зеркальце и увидел, что его клиент спит. Гонзалес очень устал. Это было второе дело в его жизни, которое он проиграл.

Банкир.

Когда судебные исполнители ушли, Бэйли долго неподвижно сидел в кресле, разглядывая желтые ленты. Потом тяжело встал и направился к бару. С полным стаканом бурбона он подошел к окну и откинул штору. На крыше напротив мокли привычные тяжелые буквы. «Банк Бэйли». Бэйли одним движением опрокинул в себя стакан и распахнул окно. На окне лент не было.

Бобер.

Дурацкое чучело, подарок дружков-студентов, пылилось в витрине с того самого дня, как Дэвис занялся семейным делом. Звякнул дверной колокольчик. «Ой, - захихикала вошедшая девица, - Так вы и бобров разделываете?» Дэвис небрежно воткнул тесак в разделочную доску. «Всенепременно, мэм» - привычно ответил он. По правде говоря, в основном они с бобром разделывали молоденьких любопытных дурочек.

Ботинки.

Яд дерева бишобрикхо убивает медленно, но неотвратимо. Доктор был рассеян, ветер, распахнувший окно, разметал трофеи индийской экспедиции по всей комнате и он нашел только два шипа из трех. «Значит, - спросил пекарь, натягивая ботинок, - Дважды в день?» Доктор кивнул. Пекарь вдруг поморщился. «Надо же, - пожаловался он, - Укололся. Должно быть в ботинке гвоздь.»

Звонарь.

Время было к вечерне. Афанасий привычно карабкался по крутым ступеням и переигрывал в уме партию. «С семерки надо было, - шептал он, - С семерки.» На верхушке звонарь остановился и прислушался. Где-то вдалеке визжала свинья. «Надо было в кулинары, - подумал Афанасий, - Как отец велел.» Он взялся за веревку. «С Се-Мер-Ки» - затрезвонили колокола.

Маклер.

«Мы расстаемся, Пью» - сказала Бэль и повесила трубку. Пью несколько минут невидящими глазами смотрел в бегущую строку котировок, потом снова снял трубку. «Джимми? – спросил он, - Помнишь, ты был мне должен? Сколько у тебя «Air Legacy»? Продавай их, Джимми. Да, все.» Он положил трубку и хищно оскалился. Так или этак, Пью всегда добивался своего.

Маркер.

Перевалило заполночь. Лузы двоились и кий, казалось, крив и короток словно смычок. Влад тупо мелил набойку и обессилено прикидывал, насколько его еще хватит. Приступ, и так некстати. «А может, на деньги? - услышал он вопрос, который, пару ударов спустя, собирался задать сам. – Чего зря шары гонять?» Владу вдруг показалось, что прокуренный воздух бара нестерпимо тяжел.

Шляпник.

Старик Сэмюэль надел выцветшую, когда-то канареечного цвета федору и неуклюже затанцевал по комнате. «Центральная, - дребезжал он, - Дайте доктора Джаз. У него есть то, что мне нужно, нужно здесь и сейчас.» Вдруг он замер и медленно стянул шляпу.

«Да, - сказал он в трубку, - У меня есть федора Джо Оливера. Да, я продаю.»

Мясник.

Когда Дэвис заявил, что уходит в семейный бизнес, все решили, что он свихнулся. Молодой перспективный менеджер по рекламе и вдруг мясник? Нет, у него точно не все дома.

«И ещё чучело бобра в витрине, - покачал головой инспектор, - Точно безумец. Ну, что там?» «Еще три разделанных трупа, - отозвался от дверей морозильника бледный мальчишка-полисмен.

Пекарь.

Изжога мучала его всю ночь и едва рассвело, пекарь побежал к соседу доктору. «Ну как-же я буду продавать неопробованный товар? – объяснял он, - Вот вчера и стал жертвой. Кулинарии.» Доктор не рассмеялся. Он вообще был очень рассеян и постоянно рыскал глазами по полу. «Так значит, - уточнил пекарь и принялся натягивать ботинок, - Дважды в день?»

---
updt: 2007-01-07: виньетки это жанр короткой прозы-зарисовки, написанной по каким-нибудь искуственным правилам. Эти сделаны по героям "Охоты на снарка" и в каждой из них по 55 слов.