January 26th, 2006

Il Bastardo

(no subject)

Васину компьютер записки стал оставлять. Добро бы еще писал "Васин - дурак" или "Генерал защиты ошибается лишь однажды", так ведь нет. То закат опишет, то инструкцию по эксплуатации шагающего экскаватора в стихах накидает, то главу из "Пранаямы" переведет - жуть. Васин сначала думал это вирус такой или хакеры, но какие там могут быть хакеры, когда единственное, к чему эта железяка в жизни была подключена, так разве что только к батарее, навроде заземления, а новые вирусы под ней вообще запускаться отказывались, аргументируя недостатком памяти у компьютера и совести у Васина. Так что единственное, что на его "четверке" вообще работало, так это "блокнот". Вот он как раз и задурил.

Сначала Васин пытался компьютер подловить. Взгляды на него бросал стремительные, делал вид, что в магазин ушел, а сам из-за угла подглядывал, зеркало напротив прикрутил, а один раз даже под кроватью спрятался. Но проклятая железяка ничуть на его хитрости не покупалась, а спокойненько гудела себе в углу. Потом Васин решил взять противника на измор и вообще перестал от копьютера отходить. Но кремниевый враг оказался тоже не лыком шит и успевал награфоманить на два экрана в те редкие моменты, когда Васину нужно было ответить на телефон или сбегать на кухню за бутербродом. Поэтому Васин отключил телефон и запасся коробкой "Сникерсов", но компьютер уже навострился печатать в те моменты, когда Васин моргал, а уж в гляделки у монитора ему было ни за что не выйграть. Наконец Васин сдался и принялся читать послания от искусственного интеллекта. Оказалось, что ему даже нравится, что тот пишет. Не всё, разумеется: компьютер был местами косноязычен, злоупотреблял причастными оборотами и не мог выдерживать стиль в вещицах длиннее трех абзацев, но в целом, вполне, вполне. Так что Васин взялся компьютерову писанину править и завязалась у них на этой почве целая переписка, потому что тот далеко не со всем соглашался и писал в ответ длинные пространные телеги. Васин настаивал, компьютер возражал, даже до ругани дело доходило, но со временем худо-бедно наконец стало у них что-то получаться. А очередное компьютерово творение Васин не выдержал и даже распечатал, а затем отослал под своим именем в редакцию журнала "Графоман и я". Компьютеропись не приняли и Васин с железным другом накатали про редактра "Графомана" длиннющий желчный рассказ. Рассказ как раз приняли с радостью. И велели присылать еще, в том же духе. И работа закипела.

Выбились компьютер и Васин в писатели. Не в Толстые, понятно, но с именем и своим кругом поклонников. Писали они, то что называется "ироничное фэнтази" и за компьютером было обеспечение фэнтази, а за Васиным - иронии. Порой очередное их творение отклоняли или как излишне фэнтазийное или как слишком "ироничное", но такая ерунда их уже не огорчала - маховик был раскручен, да так, что Васин дорожил старым компьютером как зеницей ока.

Однажды Васин случайно заметил, что компьютер недолюбливает его наручные часы. То есть не было случая, чтобы Васин сидел за компьютером в часах и тот ему при этом хоть что-нибудь написал. Васин даже построил на этом факте целую теорию о восприятии времени в мире ИскИнов и они забабахали шикарную иронично-киберпанковую трилогию со стрельбой и роботами. Трилогия разошлась как горячие пончики на дождливом полустанке и Васин уже видел новые горизонты для освоения, но странность с часами все так и не давала ему покоя. Наконец Васин решил выяснить, в чем собственно тут делои разорился на профессиональную камеру. Камеру он тайком поставил в углу и включил на постоянную запись, а сам принялся вести себя как ни в чем не бывало. За день они с компьютером обговорили начало нового, четвертого киберпанковского романа, написали бизнесс-план, а вечером Васин, чувствуя сосущее под ложечкой ощущение старика, режущего Гусыню, Несущую Золотые Яйца, вставил кассету в видак. Он мотал кассету туда-сюда до тех пор, пока наконец не наткнулся на кусок, где они с компьютером принялись обсуждать новый роман. Широко раскрыв глаза Васин наблюдал, как он надевает часы, открывает "блокнот", печатает несколько предложений, снимает часы, читает написанное, кивает, пишет ответ, надевает часы и принимается молотить себе ответ. Он смотрел за своими играми больше часа и все это время Васин на пленке то снимал, то надевал часы и так и переписывался сам с собой. Когда кассета закончилась, Васин молча встал, выключил компьютер, отсоединил его от батареи и отнес на помойку.

Теперь у Васина новенький Макинтош. Часы он бережет как зеницу ока.