January 23rd, 2006

Il Bastardo

Дороги, которые мы выбираем.

- Ты не можешь себе представить, Алеша, как мне жаль, что твоя чалая сломала ногу.
- Илья, ты что, соловьем-разбойником контуженный?! Убери самострел, какая еще чалая?!
- Боливар не вынесет двоих, - холодно проговорил Муромец и спустил стрелу.
Потом одним движением вскочил на коня, бросил последний взгляд на придорожный камень, от которого они с Поповичем повернули налево и дал шпоры.
Il Bastardo

Затея

Господа жж-пишущие, давайте объединяться, что-ли.

Затея простая: возьмем какой-нибудь текст за основу и примемся писать к нему рикошетки-ассоциации. Условие - чтобы в новом тексте было одно предложение из исходного. Предложение это делается кросс-ссылкой (какое шикарное сссслово), то есть в новом тексте оно будет ссылкой на базовый, а в базовом - на новый. По мере появления новых текстов другие участники могут писать свои рикошетки уже не к исходному тексту, а к ним. Условие то же - кросс-ссылки в обеих текстах. Ну и единственное ограничение, нельзя писать рикошетку на самого себя.

В идеале должен получиться сборник гипертекстов от всех жж-писателей, который можно прочитывать в любом порядке. Я думаю, что это будет поэффектней и понаглядней списков "Кого в жж можно посмотреть, почитать".

Я очень непонятно объяснил?

Предложения и уточнения, натурально, принимаются.

upd: Хочу уточнить, что я имел ввиду художественные тексты. Извините, если это сразу было неясно.

Начнем отсюда?

upd: Вот, в качестве примера.
Il Bastardo

Куй железо, пока есть чем.

Ну хорошо, попробуем танцевать вот отсюда.

Знаешь, что самое грустное? [1] – спросила она. – Самое грустное: мы – это вы.
Я ничего не ответил.
– В ваших фантазиях, – сказала она, – мой народ – такие же, как вы. Только лучше. Мы не умираем, не старимся, не страдаем от боли, холода или жажды. Мы лучше одеваемся. Мы владеем мудростью веков. А если мы жаждем крови – ну что ж, это ничем не хуже вашей тяги к пище, любви или солнечному свету; а кроме того для нас это повод выйти из дома. Из склепа. Из гроба. Из чего угодно. Вот ваша фантазия.
А на самом деле? [1] [2]– спросил я.
Мы – это вы и есть, – ответила она. – Мы – это вы, со всеми вашими продрочками и всем, что делает вас людьми. [1] Вашими страхами, одиночеством, смятением… лучше ничего не становится. Но мы холоднее вас. Мертвее. Я скучаю по свету солнца, по еде, по тому, чтобы кого-нибудь коснуться, заботиться о ком-то [1]. Я помню жизнь, помню, как встречалась с людьми как с людьми, а не как с источником пищи или объектом контроля. И я помню, каково это – что-то чувствовать, все равно, что: счастье, грусть, что угодно…Тут она замолчала.
Ты плачешь? – спросил я [1].
Мы не плачем, – был ответ.
Я же говорил, что врать она мастерица.

Гейман. "Пятнадцать карт Таро из колоды вампира"

Ссылки на свои рикошетки, со взятыми предложениями, кидайте в комменты. Ну и чтобы уж совсем не было ограничений - одно и то же предложение можно брать нескольким людям, просто ссылка в исходном тексте будет вида ссылка [1] [2]

Upd: Так, теперь уже есть и другие тексты, так что не обязательно к этому тексту рикошетку писать, можно (и нужно) выбирать из других рикошеток и кидать ссылки на свои тексты в комментарии уже к ним. Так, думаю, поинтереснее получится.
Il Bastardo

Рукопись не найденая в ...

... Так я и застрял в Фишгарде, Уэльс. Мне не нравилась местная погода, местная кухня и местный акцент, но ясно, что ничего было с этим не поделать. В конце концов я обнаружил кабачок с дурацким названием "У ржавого рыцаря" и обосновался там. Мои дни протекали одинаково: я просыпался, клял последними словами "Пароходную компанию Лео Мак-Дауна" и отправлялся вниз, завтракать. После завтрака я одевался и шел в город. Я спускался по набережной в старый порт, с неудовольствием глядя на облака, чаек, яхты, детей, прохожих, собак и автомобили. Наверное вид у меня был дикий и дурацкий, но меня это не волновало. Единственное, что меня интересовало, так это прибыла ли чертова посылка. В почтовом отделении меня уже хорошо знали и когда я вваливался внутрь, жизнерадостный как бульдог и добродушный как пьяный ирландец, служащие кидались в стороны. Думаю, они играли в покер на то, кому сегодня предстоит общаться со мной и один парнишка, с тощей шеей, глазами навыкате и коллекцией прыщей, судя по всему вечно проигрывал. Как именно ему с такой физиономией должно было везти в любви я не знал, но к слову сказать...

* * *

... Так мы и познакомились. Я бы не назвал наши отношения дружескими или даже приятельскими, чаще всего он приветственно кивал при моем появлении и не возражал, когда я, ухватив свою первую пинту, располагался рядом. Мы молча пили пиво и с неудовольствием оглядывали окружающих. Его вечно скверное настроение и брезгливая гримаса на лице вызывали во мне своеобразное уважение, ведь ему, судя по всему, вовсе не нужна была опаздывающая посылка для того, чтобы ненавидеть весь этот мир. При обычных обстоятельствах я бы, пожалуй, ни за что не связался с этаким типом, но обстоятельства были необычные и я находил, что его общество мне как раз под стать.

Первый раз я услышал от него фразу длиннее чем, "проклятые шотландцы" или "бармен, еще одну" в тот вечер, когда в Сотби продали эту мазню Лотарелло. Ну знаете, семь цветных пятен за три миллиона фунтов? Телевизор был включен и мы могли наблюдать, как кусок материи за два пятьдесят семь с размазанной по нему краской на семьдесят пенсов ушли, после продолжительного торга, какой-то греческой толстухе всего лишь за стоимость хорошего дома в Сити.
- Идиоты! - буркнул мой приятель и я был с ним полностью согласен.
- И они смеют называть это искусством! - к моему удивлению продолжил он.
- Ну, - протянул я, - О вкусах не спорят.
Не то, чтобы я любил Лотарелло, но мне как раз и хотелось поспорить. Из чистого упрямства.
- Чушь собачья! - фыркунул он, - О вкусах спорят как и обо всем прочем. Эта дрянь, что нам тут показали, пошлая мазня и не нужны очки, чтобы это увидеть.
- Критики называют Лотарелло вдохновителем нео-экспрессионизма, - указал я.
- Да ослы они, ваши критики. - бухнул он кружкой о стол, - Полагают, что могут указывать людям, что им следует думать и что им следует любить только оттого, что навыдумывали слов подлиннее, да щеголяют ими направо и налево. Их счастье, что пачкотня вроде этой, - он махнул рукой в сторону телевизора, - Пользуется спросом у людишек, которым денег девать некуда. Из-за этого простой человек напрочь лишился вкуса и годится нынче лишь на роль зеваки, а не зрителя.
- Да вы, мой друг, - усмехнулся я, - Никак собрались изобличать пороки общества?
- Мне нет дела до пороков общества, - он уставился на меня в упор, - Мне есть дело до зрителя.
Я внезапно понял, что передо мной еще один непризнанный гений и мне стало скучно. Это, похоже, отразилось у меня на лице, потому что он криво ухмыльнулся, подтянул к себе салфетку и достал карандаш.
- Полагаете меня одним из этих завистливых ничтожеств? - хмыкнул он, - Так я вам покажу.
Несколькими уверенными движениями...

* * *

... В маленькой мансарде. Я с размаху впечатался лбом в балку и отсутствие света сменилось яркими искрами, заплясавшими у меня в глазах. Когда они угасли, оказалось, что он уже зажег лампы.
- Сейчас, - буркнул он, - Встаньте вон там.
Он ткнул рукой в сторону середины комнаты и я послушно встал на указанное место. Напротив оказался завешаный тряпокой мольберт. Мой хозяин аккуратно выставил свет, придирчиво осмотрел экспозицию и сдернул тряпку. Черт возьми! Я, как уже и сказал, немного понимал в живописи, но здесь даже не нужно было разбираться, здесь достаточно было видеть. Это был шедевр, проклятье, настоящий шедевр! Я поймал себя на том, что забыл дышать и медленно выдохнул. Острожно шагнув вперед я чуть наклонился и увидел, что картина словно ожила. Мальчик в середине... Погодите, я расскажу. На картине была изображена...

* * *

... И внезапно до меня дошло. Ну конечно! Лавкрафт! "Запретная книга" Как я мог быть таким идиотом?! Я вскочил с кровати и принялся торопливо одеваться. Едва натянув куртку я выскочил в ночь и помчался в сторону старого порта.

Когда я ворвался в мансарду полотно пылало. Джошуа сидел напротив и смотрел на огонь с таким же выражением, с которым кошка глядит в камин.
- Что вы делаете?! - закричал я и вцепился себе в волосы.
- Не беспокойтесь, Поль, - добродушно отозвался он, - У меня есть огнетушитель, мансарда не займется.
Я кинулся, не знаю на него и к картине и он встретил меня профессиональным регбиским ударом плечом по ребра. Я закашлялся и упал, потом попытался ...

* * *

... - Как вы могли? - горько спросил я его.
- Да полно вам, Поль, - отмахнулся он и приложился к кружке.
- Но зачем?! - воскликнул я и сразу закашлялся.
- Это же ясно, - пожал он плечами, - Сильнее удовольствия от созидания только наслаждение от разрушения. Сжигать чужую картину показалось мне нечестным, вот я и решил...
- Как вы могли, - повторил я безнадежно. - Это был шедевр!
- Я знаю, - серьезно ответил он, - Иначе затея вовсе не имела бы смысла.
- Вы варвар! Эта картина принадлежала людям.
- Чушь собачья, она принадлежала мне. Я ее создал.
- Искусство не может принадлежать одному человеку.
- Скажите это вашему Лотарелло или той гречанке. Нет, Поль, вещь принадлежит тому, кто ее создал. Или купил. Эта картина была моей и я мог сделать с ней все, что ни пожелаю.
- Но зачем тогда было показывать ее мне?
Он задумчиво уставился на меня.
- Акт творения, - наконец сказал он, - Завершен только тогда, когда вещь видит зритель. Без этого она словно беконовское дерево, не существует.
- Значит, - горько ухмыльнулся я, - Она принадлежала не только вам, но и мне.
- Ну конечно, - хмыкнул он, - Да вы хотя бы представляете...
Il Bastardo

И мои четыре с половиной копейки.

Городок Эль Пасо [1] это маленькая вонючая дыра [1] на границе Мексики и Штатов. Ни те ни другие не желают признавать его своей собственностью, потому что тогда придется наводить там порядок, а порядка в Эль Пасо не было с того момента, как Пасо Луччо разбил свой лагерь на этом забытом богом пустыре. Сам Луччо скончался спустя три дня после этого, но дело было сделано и Эль Пасо числит в своих основателях этого сдохшего от лихорадки и дешевой текиллы бандита. Население города и по сей день не шибко отличается от Луччо как по внешнему облику, так и по роду деятельности и поверьте, где бы вы не мечтали побывать в этой жизни, это место не Эль Пасо.

Мальчишке Паоло просто не повезло. Окружной шериф невзлюбил его с первого взгляда и слухи, что дело тут в выборе, который сделала красотка Луизе полная чушь. Такому человеку как окружной шериф вовсе не нужен повод, чтобы невзлюбить кого-нибудь, особенно, когда этот кто-нибудь сопливый умник, только-только из академии. Еще поговаривали, что они как-то повздорили меж собой, но это вежливое преувеличение. Паоло просто указал шерифу, что по закону не следует лупцевать задерженных до того, как заведен протокол, на что шериф длинно сплюнул в угол и с ленцой поинтересовался, растягивая слова так, как это принято здесь, на юге: "Дааа? А ты, похоже, неплохо разбираешься в этом, сынок?" Так Паоло стал шерифом Эль Пасо.

Быть шерифом Эль Пасо очень просто. У каждого новичка есть выбор, или вести себя тихо и быть пристреленным через три месяца или попытаться показать, кто в Эль Пасо реальная власть и умереть в первые же три дня. Не шибко сложно, не так ли? Паоло выбрал второе. И поэтому в четверг любой, рискнувший высунуть нос на главную площадь, мог наблюдать, как вальяжно развалившись за вынесенными из "Пьяной курицы" столами Уэмбре и его ребята весело палили по пляшущей на раскаленных камнях фигуре. Руки шерифа были связаны за спиной, а глаза замотаны грязным платком самого Уэмбре. Паоло изо всех сил сдерживал сбитое дыхание и напряженно прислушивался, пытаясь отпределить, в какую сторону ему следует бросаться. Пока у него получалось выжить, но он не врал себе, причина была в том, что Уэмбре и его банда еще не наигрались.
- Эй, шериф! - заорал длинный бандит справа, - Как теперь насчет выпить? Или ты все еще при исполнении?
Банда заржала, но внезапно оборвала смех. Что-то было не так. Словно порыв холодного ветра, словно холодок по коже, словно тень закрыла солнце. Уэмбре поежился и стал настороженно озираться. И тут к столу подошла маленькая девочка. [1]
- Ты зарываешься, Уэмбре, - тихо произнесла она. - Нам это не нравится.
Бандиты, узнав девочку, подались назад. Уэмбре было сжался, но потом распрямился обратно.
- Мне плевать, - зарычал он, - На то, что вам нравится. Никакой расфуфыренный пацан не смеет командовать в моем городе.
- В твоем городе? - спокойно уточнила девочка и Уэмбре отвел взгляд. - Мы же сказали, не торогай шерифа. Пока он цел, город выглядит так, будто все в порядке. А мы любим порядок.
- Да пошли вы, - выдохнул Уэмбре.
Девочка кивнула и вдруг исчезла. Бандиты начали мрачно переглядываться, но тут кто-то заорал: "Шериф убегает!" и все вскочили на ноги. Да. Шериф убегал. Пользуясь заминкой он сумел стянуть платок с глаз и теперь чуть не падая бежал к дальнему краю площади. Уэмбре выхватил свой "морской" кольт, неторопливо прицелился и выстрелил. Паоло подбросило в воздух, закрутило, он упал, покатился по камням и скрылся в маленьком грязном проулке. Бандиты вскочили и бросились туда. Но раньше, чем они успели добежать, над умирающим Паоло склонилась маленькая девочка. Последнее, что он услышал в этой жизни было: "В городе должен быть порядок".

Городок Эль Пасо это маленькая вонючая дыра на границе Мексики и Штатов. Ни те ни другие не желают признавать его своей собственностью, потому что тогда придется объяснять, отчего в городе, основной товар которого на протяжении последней сотни лет был подонки и бандиты, царит такой железный порядок. А объяснять это, и то, куда делись окружной шериф и два его помошника, пытавшиеся выяснить в чем дело, желающих нет. Если же вы ищете самое скучное место на земле, то вам, несомненно сюда. Только постарайтесь вести себя прилично, особенно после заката солнца. Шериф в Эль Пасо строгий, а серебра в городе не водилось отродясь.