?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

May. 27th, 2004


Иссалине, приходящей во снах...


Танк зовут Рик. Рик бежит по косой к горизонту и думает о мороженном. Белом. С оранжевыми вкраплениями. Он видел такое однажды, даже почти попробовал. Это был единственный раз в его жизни, когда он видел мороженное. Рик ведет три цели: две наземные, одну воздушную. Наземные далеко, на самой границе поражения. Рик бежит к ним, но они отступают с той же скоростью. Воздушная - беспилотный самолет наблюдения. Он не опасен. Рик ведет цели машинально, в основном он думает о мороженном. Мороженное принес отец, когда приезжал домой на побывку. Отца Рик помнит плохо. Знает, что тот был в орудийном расчете атомного крейсера, знает, что крейсер сожгли три месяца назад, но отца помнит плохо. В извещении была фотография, но это не одно и то же. Рик помнит мороженное, которое принес ему отец. За день до возвращения в часть. Одна цель мешкает, обходя развалины и Рик стреляет. Огненный шар уходит к горизонту, через полторы секунды там вспыхивает и опадает огненное облако. Рик оценивает интенсивность вспышки, колебание фона и записывает себе точное поражение. Потом возвращается мыслями к мороженному Он не знает, где отец достал его. Мятый пластиковый стаканчик, в нем один неровный, уже начинающий подтаивать шарик. Рик выбежал на улицу, чтобы похвастаться Юнне. Нести нужно было осторожно, чтобы не увидел патруль. Он задержался на секунду, перекладывая стаканчик из одной замершей руки в другую, когда его случайно толкнул в спину проходящий мимо разнорабочий. Мороженное выскользнуло из рук и полетело за ограду моста. Юнна не поверила. Юнна на шестьдесят километров южнее. Рик мог бы спросить, помнит ли она о мороженном, но был приказ хранит радиомолчание. Хотя тот, кто отдавал приказ, мертв. И весь их набор мертв. После последней атаки остались только он и Юнна. Рик хочет спросить Юнну, настраивается на ее частоту, но в последний момент передумывает. Нет никакого значения, помнит она или нет. Рик замечает три приближающиеся воздушные цели и меняет направление. Это звено штурмовиков, значит последняя цель ушла. Рик останавливается за развалинами и ждет. Он вспоминает, как вытянул вслед падающему стаканчику руки. Теперь у него нет рук.

Рик изучает damage-report и пытается представить себе вкус мороженного. Ясно, что оно должно быть холодным. Как спиртовая ватка после уколов. И должно хрустеть. Как гравий под гусеницами. Еще оно должно быть сладким. Как... Рик не знает. "Сладкий" для него просто слово. Наверное, доктор-полковник смог бы объяснить. Доктор-полковник хорошо объяснял. Но он был в сети во время sync-подготовки перед вчерашней атакой, у него сгорели лобные доли. Рику жалко доктор-полковника. Тот был хороший, разговаривал с ними, шутил. Он называл их киберюнгеном. Рик не знает, что это значит. На юг уходят два звена штурмовиков, Рик оценивает расстояние и решает не стрелять, в damage-report упоминалось сбои в системе наведения. Вместо этого он начинает окапываться и посылает оставшихся ремонтных ботов к контуру реактора. Он вспоминает, что ничего не сказал отцу про мороженное. Боялся, что тот рассердится. Сейчас Рик так не думает. Семь минут спустя он отмечает вспышку на юге и мелкое сотрясение почвы, оценивает, по состоянию своего, вероятную величину боезапаса Юнны и приходит к выводу, что она мертва. Значит, он остался совсем один. Теперь ему жаль, что он так и не спросил ее. Теперь он не может вспомнить, какими были ее последние слова. Так же, как не может вспомнить последнее, что сказал ему отец. Никогда не знаешь, что нужно запоминать. Рик отслеживает четыре воздушные цели, возвращающиеся с юга и думает, что почему-то всегда жалко только то, чего нельзя исправить. Доктор-полковник сказал, что можно будет все исправить, его тело отдадут обратно, и он не жалел ни о чем до той минуты, пока вдруг не понял, что доктор-полковник соврал. А теперь ему жалко, что он никогда не поговорит больше с Юнной, не попробует мороженного и не узнает, что такое "сладкий". Рик включает хамелеон-камуфляж и ставит активную помеху, штурмовики уже близко. Он никогда не заберется ночью в холодильник. Никогда не проспит до полудня. Никогда не чихнет. Рик отстреливает три приманки и дает залп противовоздушными. Никогда... Рик замирает. Никогда и ничего. Он сейчас умрет. Его не станет. Так же, как не стало Юнны. Как не стало отца. Как не стало всего их отряда восьмилеток. Если бы Рик умел, он бы задрожал. Но он не умеет. Рик снимает помеху, тушит камуфляж и отключает всю внешнюю периферию. Сейчас он не танк. Он всхлипывающий мальчик, испуганно свернувшийся клубочком в темноте своей комнаты. Мальчик, внезапно осознавший, что не будет жить вечно. Единственный ребенок из двенадцатого танкового, успевший повзрослеть. Штурмовики ложатся на крыло.

Comments

( 28 comments — Leave a comment )
(Anonymous)
Jun. 8th, 2004 11:17 pm (UTC)
Я плачу, често!
sedoi_wolk
Jul. 26th, 2004 09:07 pm (UTC)
.
sedoi_wolk
Jul. 26th, 2004 09:08 pm (UTC)
Млять...
sedoi_wolk
Jul. 28th, 2004 01:26 am (UTC)
Млять - это все-таки нехорошо...
Странное ощущение возникает, кажется все это неправильным, нереальным, но потом понимаешь, что такое вполне возможно...
И больно на душе, и тягостно. Печаль, вот что...

Мне не забыть короткие молитвы
которые читал, за то что цел.
Мне не забыть глаза ребенка,
Смотрящие в тебя через прицел...
industrialcloud
Aug. 6th, 2004 05:52 am (UTC)
война глазами детей - скорбь и слёзы взрослых.....
Печально и БЕЗУПРЕЧНО ТАЛАНТЛИВО.
po6om
Aug. 14th, 2006 12:07 pm (UTC)
всё так..
stealthy_shadow
Aug. 23rd, 2004 05:44 pm (UTC)
Бр-р-р...
Нельзя же ТАК...
glowfer
Nov. 2nd, 2005 11:10 am (UTC)
чорт!
.
(Deleted comment)
(Deleted comment)
alijinta
Nov. 4th, 2005 07:19 pm (UTC)
страшно....
rick_werner
Nov. 9th, 2005 06:39 am (UTC)
Спасибо.
tilda
Nov. 9th, 2005 08:03 am (UTC)
Спасибо!
kisunya_rizhik
Nov. 9th, 2005 08:33 am (UTC)
есть глупое умное слово "фрустрация", но оно не то!
strahd_zarovich
Nov. 9th, 2005 09:03 am (UTC)
хорошо
спасибо
julia_friday
Nov. 9th, 2005 09:51 am (UTC)
Сказать нечего, настолько хорошо....
ma79
Nov. 9th, 2005 10:02 am (UTC)
очень
dvanoltri
Nov. 9th, 2005 05:17 pm (UTC)
сильно. тронуло.
charon
Nov. 9th, 2005 05:37 pm (UTC)
.
manya_vs_musya
Nov. 9th, 2005 09:05 pm (UTC)
Даа.
спасибо.
Поясняю за что: 5 минут назад, до, я была на взводе из-за того, что устала, а еще не успеваю сварить еды на обед, а потом стирать, убирать, доклад писать...а внагрузку сестра свалила к юноше в Беларусь никому не сказав из "старших родственников" и мне надо ее прикрывать...ну и еще много подобного верещания.
и спасибо за всплеск эмоций, за то, что есть что-то поважнее
тяжело, обкурно, но после взрыва чувств наступает очищение, вся мелочьность откатывает на задний план...
t00mas
Nov. 10th, 2005 12:36 pm (UTC)
Спасибо.
3dman
Nov. 10th, 2005 11:38 pm (UTC)
Великолепно.
duckhawk
Nov. 21st, 2005 06:34 am (UTC)
Респект...
Жестоко и красиво...
majornox
Nov. 21st, 2005 03:53 pm (UTC)
Жестоко. И красиво. Чего уж там мои "Заболевшие Небом"... Проект "Слияние" выглядит очень человечным по сравнению с... этим.
glowfer
May. 6th, 2006 08:26 am (UTC)
снова перечитав
а ведь в штурмовиках, скорее всего, такие же дети... и в замешкавшейся пораженной в развалинах цели - тоже...
просто, они не успели понять.
tobico
Jun. 9th, 2006 04:21 am (UTC)
сугой нэ... окагэ сама дэ

эйри, ты мастер.
tobico
May. 22nd, 2009 10:01 pm (UTC)
эйри, перечитываю этот рассказ снова и снова. выворачивает душу и мысли.
еще раз спасибо за это
vilfred
Aug. 18th, 2009 03:47 pm (UTC)
оч хорошо
в стиле Азимова или Бредбери и у них там есть мрачные окончания...
( 28 comments — Leave a comment )